Александр Жилинский
Дебют черного офицера как стохастический процесс





На пустеющих алтарях остается последний кумир - наше
собственное тело, наша молодость; больше никому
не надо служить, больше мы ни в ком не нуждаемся.
С. Лем



"...действительности, но подчинялась бы другим законам?".
Тепловоз, едва набравший скорость, завизжал. Анджей Фаров потерял равновесие, стараясь не выронить книгу, и крепко приложился затылком к металлической скобе.
Игнорируя вопли пассажиров, он захлопнул дверь купе, нашарил черный кожаный переплет упавшего на пол тома и жадно продолжил чтение.
Рядом коротко провыли и умерли сирены. Спутники по вагону, оправившись от неожиданности, вывалили серой массой на перрон и галдели все громче и громче. Чей-то пропитый баритон уже принялся раздавать команды. Как призрак, неслышно прошамкала мимо карета скорой помощи.
Он не замечал беспорядка вокруг: машинально вытирая сочащуюся сукровицу, перелистывая страницу за страницей, он уже не думал и не чувствовал - только впитывал книгу.

***
Мужчина протяжно зашелся ухающим кашлем и открыл глаза. В лицо чувствительно бил поток воздуха. Машина, в которой он находился, неслась, перепрыгивая с полосы на полосу. Визг шин интонировал смену ярких неоновых вывесок на деревянные строения с широкими ставнями и снова - в свет центральных улиц, словно кто-то за бортом закольцевал пленку.
- Стекло! - выкрикнул водитель, не оглядываясь. Обернулся, поджав губы, и добавил, словно извиняясь.
- Сквозняк.
Мужчина двумя руками со скрежетом закрыл окно и, стараясь не выдать себя, осмотрел роскошный салон.
Дорогая машина и собственный водитель, понял мужчина. Неплохо. Я богат и опаздываю на деловое свидание. Правдоподобно. Весьма правдоподобно, решил он, обнаружив на себе песочного цвета костюм и бриллиантовые запонки. В карманах нашлись потертая золотая авторучка и телефонная трубка.
Водитель внезапно прекратил смену декораций, остановил машину и достал сигареты из нагрудного кармана. От быстрой езды у него еле заметно подрагивали руки.
- Держи, только осторожнее, ради бога.
Мужчина принял предложенную ему коробку со светло-зелеными нашлепками и поморщился от резкого запаха, явственно исходившего изнутри.
- Осталось две минуты, - предупредил водитель и, покинув салон, закурил.
Когда для мужчины стало ясно, что дверь ему не откроют, он полез наружу, стараясь не выронить коробку.
Темнело. Готической застройки улица в сумерках казалась скоплением церквей. Развесистый дуб около ближайшего дома отбрасывал несколько теней. По числу фонарей, понял мужчина и принялся считать. Тень - фонарь, фонарь - тень.
- Нервничаешь?
- Есть немного. - признался мужчина.
- Ничего, ты о главном не забывай.
- Хорошо. - послушно согласился мужчина.
Но спутник его уже не слышал.
- В один прием все не тащи… ясн-пень, невежливо выйдет. Сейчас поднесешь одну коробку, поздороваешься, поклониться не забудь, и занесешь остальное. Все чин - чином, спокойнее только. А уж дальше, как карта ляжет. - водитель сально ухмыльнулся.
Мужчина на всякий случай кивнул и, поразмыслив немного, спросил.
- А всего коробок?
- Пять.
Помолчав, водитель добавил.
- И заказов на три месяца.
Докурив, он подтолкнул спутника к ближайшему крыльцу. - Ну, давай. Я тут побуду, пока все перетаскаешь. А потом - ждать не стану. Сам позвонишь, не маленький.
Мужчина взял в руки остро пахнущую коробку и начал подниматься к звонку.
- И что они только в тебе находят? - в спину ему злобно сказал водитель.
Мужчина быстро развернулся и первый раз взглянул собеседнику в глаза. Черные зрачки водителя сжались в еле заметные пятна и побелели.
- Извини, браток, извини. Я же не виноват, ну характер у меня такой… - промычал он, старательно отводя взгляд.
Водитель заметно тушевался и суетился.
Я - стопроцентный курьер, понял мужчина. Удачливый и нахальный. Недавно нашел новую работу. На меня тявкают, меня боятся, но уважают. Лишь бы не наркотики, только не наркотики. "А что же тогда?", - перебил он сам себя, прикидывая на вес коробку.
Дверь отворилась, едва он дотронулся до резной ручки.
- Открыто.
Мягкий бархатный голос затопил просторный коридор, сделал его уютным. Не забывай о работе, напомнил себе мужчина.
- Проходи же...
Увидев хозяйку, он едва подавил рвотный позыв. Голос - лучшее, что было у этой решительного вида гарпии, обладающей развязной улыбкой, вызывающим бордовым маникюром, дряблой от старости полоской кожи между коротенькой блузкой и юбкой.
Мужчина закрыл глаза и сглотнул.
Когтистая рука, точный слепок с куриной лапы, коснулась его плеча.
- Поставь все на стол, и пойдем же, я покажу тебе дом.
- Секунду, хорошо? Мне нужно принести груз. - отняв руку, он двинулся обратно по коридору.
Она удивленно пожирала его взглядом.
Проходя мимо открытой двери, он увидел спальню. Широкая кровать была расстелена, ночник создавал тусклые фиолетовые сумерки внутри комнаты.
- Солнышко, где ты?
Он покачнулся и уцепился за створку. Двигаясь медленно, как будто скрючившись от невероятной боли, мужчина зашагал к выходу.
Забрав остальные коробки у водителя в одну руку, он начал подниматься к открытой двери, дождался, пока черный силуэт машины не скроется за поворотом и, мягко спрыгнув с крыльца, побежал в противоположную сторону.
Одолев несколько километров, задыхаясь, он перемахнул через низкую изгородь заброшенного участка и разорвал упаковку на верхней коробке.
Призывно запиликал телефон.
- Да? - прижав трубку к уху, спросил мужчина.
Жесткая внутренняя обертка никак не желала подаваться.
- Мразеныш, труп ты... - вяло произнес незнакомый жесткий голос. Фоном можно было услышать оправдывающегося водителя. - Тебе же было сказано, три дня, а потом беги куда хочешь. Вернись, она уже истерику закатила.
- Кыш. - сказал мужчина, отключил телефон и пустил в ход ногти. Расцарапав край обертки, он вскрыл коробку.
Кроме жирной пиццы с грибами, там не было ничего.

Посетитель в сером от пыли костюме жадно накинулся на поданную еду. Дюжий бармен в клетчатой рубашке подошел к его столику. Бросив взгляд по сторонам, он присмотрелся к мужчине и наклонился.
- Эй, как тебя зовут?
- Какое твое де..
Бармен перебил его, подкрепив свои действия незаметным, но чрезвычайно болезненным толчком в локоть.
- Откуда деньги? Продал телефон?
- Не надо. - выдохнул мужчина. - Я не помню. Ничего не помню. Я не знаю, кто я, откуда я и как меня зовут. Дайте мне спокойно поесть! - сорвался вигзгливыми нотками его голос.
- Тихо! - воровато оглянувшись, бармен извлек газету из кармана и ткнул заголовки первой полосы ему в глаза. - Слушай и запоминай. Это послезавтрашний выпуск новостей.
Мужчина поперхнулся.
"Трагическое событие стало причиной опоздания поезда, и взрыв на нефтеналивной базе обошелся без жертв."
- ?
- Ты должен задержать рейс, читай! - продолжал напирать бармен, понизив голос.
- Завтрашних газет не бывает..
- Читай, идиот.
- Иначе мир погибнет? - с грустной иронией спросил мужчина.
Бармен только зашипел и показал кобуру из-под одежды.
"Произошедшее вчера, 27 июля, убийство Фарова А.Т. спасло жизнь сотне пассажиров состава Москва-Нижненартовск." - против воли бежали глаза по заголовкам.
- 27 июля? - поморщился мужчина.
Бармен кивнул на экран с бегущей строкой - "Только сегодня, 26 июля - эксклюзивное шоу в нашем городе. Молодой гроссмейстер дает уроки одновременной игры на ста досках. Посетите и не пожалеете, только у нас!"
- А кто это, Фаров, что он сделал? И причем тут я??
- Ты должен убить его. - помявшись, ответил бармен. - И спасти жизнь сотне пассажиров, среди которых…
"Глава популярной экологической организации, случайно оказавшийся в поезде, заявляет - это настоящее чудо."
- А другого способа задержать поезд нет? - подумав, спросил мужчина.
Мимо прошел высокий худощавый парень в кожаной куртке и высоких армейских ботинках, позвякивая цепями. Бармен закашлялся, натужно изображая смех.
- Нет другого, нет. Тебя встретит девушка, она все объяснит. Доедай, и пойдем.
"Пятнадцатиминутная задержка в связи с убийством гражданина Фарова предотвратила гибель всех пассажиров скорого поезда от взрыва нефтеналивной базы час спустя".
Бармен тщательно свернул газету и запихнул в карман. Они вместе покинули кафе и окунулись в осеннюю промозглую ночь.
- Найдешь ее на вокзале через три часа. - бармен всучил ему черно-белую фотокарточку и взмахнул рукой, показав направление.
Мужчина равнодушно взял фотографию, пожал плечами, развернулся в другую сторону и зашагал, сгорбившись от холода. Бармен на мгновение оторопел, потом опомнился, догнал и хлестким ударом в ухо привалив к стене, принялся методично его избивать.
Тот свернулся клубком и замер, получая удар за ударом, уже не стараясь уклониться, ничего не видя, и только пытаясь вдохнуть, дать легким хоть маленький глоток воздуха, когда прозвучал громкий треск. Мужчина открыл глаза. Голова его напоминала аквариум: там позвякивали, жужжали и плавали яркие малиновые пузыри.
- Белый!
Давешний высоченный, весь в коже и заклепках, парень, обыскивал неподвижно лежащего бармена. Его черный, под стать облику хозяина, мотоцикл валялся рядом: заднее колесо еще не остановило свой бег.
- Поздно мы тебя нашли. - процедил кожаный сквозь зубы, разбирая документы. - Кто же мог знать, что в этот раз тебя приютит дешевый альфонс.
Мужчина залюбовался барменом, прикорнувшим около мусорного бака.
- Белый. - повторил мотоциклист, веско указав на тело, и посмотрел в глаза мужчине, как будто это все объясняло. С недоумением просмотрел документы и газету, протянул руку.
- Поднимайся, Анджей, пора.
- Анджей?
Подняв с земли мужчину, он отдал ему пачку бумаг.
- Что это?
- Билеты на скорый. Тебе надо идти, отправление через четыре часа. - указав на тело бармена кивком, он спросил. - Кстати, этот белый упоминал о ком-либо? Личность или события?
- Да... нет, никого не упоминал. - сжав фото девушки в кулаке, мужчина уменьшал его в размерах до тех пор, пока сам не перестал верить в его существование.
Кожаный недоверчиво глянул на него, поднял мотоцикл и попытался завести его.
- Бойся близких знакомств, Анджей. Опасайся, но помни - в лицо тебя не знают. Просто зайди в девятый вагон. Там ты будешь в безопасности. Твои документы в дипломате на столике последнего купе, заказанного на тебя. Там же будет книга.
- Документы, книга? Объясни мне, кто я?
- Твои документы, твоя книга. Я не могу заставить тебя поверить. И никто не может. Но никуда не деться, ты должен сделать ход. - глухо выговорил мотоциклист и, выжав газ, уехал. И такая усталость была в его словах, что мужчина долго стоял на ночном ветру, размышляя.
Но все-таки смял и выбросил билеты в урну, пнул ногой отвердевшее тело бармена, а затем зашагал прочь от вокзала.

К рассвету, голодный и злой, он приплелся на шум поездов. Отряхнулся, больше для порядка, и попытался вспомнить, где и когда он потерял запонки. Стены, отдающие гнильцой, неясного от старости оттенка с полустертыми росчерками, дурнотный запах вокруг заставляли истово верить в то, что бриллианты в запонках были реальными, подлинными, настоящими… и сладко мечтать о возможности сменять на них еду и ночлег.
Он зашел в ночное вокзальное кафе и встал напротив буфетчицы, ожидая пока обслужат темненькую девушку в джинсовых шортах и заляпанной белой майке. На босу грудь, устало усмехнулся про себя мужчина.
Грязные пластиковые столики, привокзальные шлюхи и еда из микроволновки. Вот чего тебе не хватало в твоей жизни всегда, думал мужчина.
- Можно спички? - немного растягивая слова, поинтересовалась девушка.
А ведь я всегда нравился женщинам, нерешительно, словно чужое, проникло в мысли мужчины воспоминание.
- У нас есть только зажигалки.
- Давайте - сойдет. - девушка неспешно протянула руку с деньгами, стараясь взять зажигалку, и не уронить купленной снеди.
Совершив обмен, она так же медленно, щелкнула зажигалкой раз, другой, но безрезультатно.
- Здесь нельзя курить. - сонно сказала буфетчица.
Девушка молча убрала зажигалку в карман и, забрав еду, направилась к своему столику, равнодушно скользнув глазами по мужчине.
Он проводил ее взглядом и нерешительно улыбнулся продавщице, смешав в коктейль лицевых мышц - и заискивающий подхалимаж, и точно рассчитанную порцию бесшабашного отчаяния, и немного наглости.
- У вас есть сэндвич?
- Даже два. - застенчивой улыбкой ответила ему буфетчица, загружая хлебные комки в пластиковый поддон. - Вам подогреть?
Аккуратно поставила, довольно отметил про себя мужчина. Я немного могу ими управлять, но лучше не переборщить для первого раза.
- Да, спасибо. И колы, пожалуйста. Только, ради бога, я попал в такую ситуацию… - он принялся сбивчиво объяснять.
Женщина сначала насторожилась, но скоро оттаяла: золоченая ручка настолько пришлась ей по душе, что мужчина получил дополнительную порцию зелени на бутерброды.
Осмотрев столики, он выбрал наиболее чистый и сел, примостившись у большого желто-черного плаката "Шахматы - жизнь, искусство и спорт!".
- Доброй ночи… - певуче раздалось у него за спиной.
- Привет и садись. - показал мужчина на место перед собой, продолжая есть.
- Знал - что я подойду? - теперь в тягучих звуках таяло удивление.
- Тебе соврать?
- Лучше - не надо.
- Тогда знал. - согласился мужчина. - Мне сегодня уже демонстрировали твое лицо. В жизни ты лучше выглядишь, чем на фото.
- Это - комплимент?
- Нет. - отрубил мужчина. - Это - долгая история. Долгая и непонятная.
- А я пока - никуда не спешу.
- А у меня поезд только через полчаса. - он обратил внимание на туманное выражение ее глаз, потом на длинный хвост темных волос. Поймав взгляд, он решил, что в первый раз в жизни встретился с внутренне сильной и интересной девушкой.
- Понимаешь, я очнулся сегодня утром. В машине, в этом костюме и...
Сам не заметив, он рассказал ей все.
Она дослушала, не перебив ни разу, вытащила зажигалку и отдала ему. Мужчина прикурил ей сигарету, а она, выпустив кольцо дыма, все молчала.
- Ты - молодец. - наконец произнесла она. - Понял, что хода все равно не избежать, и сделал свой выбор - умница.
- Понимаешь?? Я пытался уйти, пытался делать наперекор. - простонал мужчина. - Но я устал бегать, я хочу есть и спать.
- Хочешь спокойствия, я понимаю. Жалко - что у нас с тобой совсем нет времени...
- Время! О, черт, мой рейс! - он, чуть не опрокинув стол, поднялся. - Прости, прости, - забормотал он в спешке.
- Быть может, еще увидимся?
- Возможно, увидимся. - бесстрастно соврала девушка вслед, провожая его взглядом. - Жаль, что в этот поезд сможет войти только один.
Она достала из сумочки пистолет, неумело поставила на предохранитель, и аккуратно завернула его в платок. Последний раз взглянув на черно - белую фотокарточку мужчины, грустно рассмеялась. Выбросила все в корзину для мусора и направилась к перрону.

Уфф, еле успел. Девятый вагон, последнее купе. На столике в углу примостился черный дипломат и небольшой довесок - документы в прозрачной пластиковой штамповке.
Он достал портмоне и долго баюкал его в ладонях. Затем раскрыл паспорт лежащий внутри. "Анджей Фаров". Это не я, думал мужчина, стоя у зеркала. Найди десять отличий, все еще не собирался верить он, захлопывая дверь купе и открывая дипломат.
Фаров, черт возьми, какая забавная фамилия, думал мужчина, вглядываясь в черную кожаную обложку книги с немного подтаявшим золотым тиснением.
Он обреченно вздохнул, наугад раскрыл главу и принялся за чтение.

Везет ему - он знает свое имя, думала девушка, обгоняя не набравший хода поезд. А мне никто с утра не удосужился сказать, как меня зовут.
Тепловоз медленно, неспешно начинал движение. Машинист весело покачал рукой черноволосой девице сквозь заляпанное стекло и гудком обозначил прощальный сигнал. Его грубое лицо совсем рядом, кажется можно потрогать его кончиками пальцев, встав на цыпочки, удивилась девушка.
Она щелкнула пальцами, посылая окурок в полет над рельсами перед широкой мордой разгоняющегося поезда. Посмотрела машинисту в глаза, улыбнулась ему и
шагнула
вслед
за
сигар е т . . .

"Глава 6 - Фантомология - Основы фантоматики.
ПРОБЛЕМА, которую мы будем рассматривать, заключается в следующем: как создать действительность, которая для разумных существ, живущих в ней, ничем не отличалась бы от нормальной действительности, но подчинялась бы другим законам?"


© Александр Жилинский, 2002



< Во всякую фигню. > < В Пуговички. >
< Рецензии в Библиотеке Свенельда >
< Ваш личный донос о вышеизложенном в ФБР >
< Хрюкнуть в КГБ >

TopList
last modified 08.10.02