Юрий Нестеров

Vox ex Machina


Собирались у меня.
Притопал Буратино, и, ожидая остальных, мы на пару ещё раз прогнали план. Сбоя не было. Я-то и без теста был уверен, но Бур так нервно скрипел, что пришлось уступить. Пускай остынет, мне-то чё. Он даже всхлипнул, когда маркер на экране миновал финиш-контроль.
Бур у нас неврастеник, но тут уж ничего не попишешь. Морфология влияет на психику, чтоб там не болтали Тельцы. У каждого свои заморочки.
Остальные задерживались, и я вытащил два пива. Бур отказался: пиво расслабляет, сказал, а ныне следует быть собранным, как никогда.
"Понимаешь?"
"По банке можно, - ответил я. - Глядя на тебя, всяк задёргается".
Короче, сидим-ждём. Я под попсу пиво сосу; а Бур руки коленями сжал, в пол уставился. Колпак набок, взгляд невидящий. Небось, всё ворочает так и сяк план в своей деревянной башке.
Свихнётся он с планом. Вредно быть таким восприимчивым.
А ещё в космос летать мечтал.
По ящику, кстати, опять про этот самый космос крутят. Всякое старьё. В последние дни все каналы будто рехнулись: какой ни ткни – там серебристые такие сигары взмывают с эллингов. Или садятся. Или – вдребезги. И космонавты – вроде бритых обезьян – рассуждают с умным видом, куда б ещё слетать на свою задницу. Так наши пращуры представляли будущее. Тоска. Не стерео даже.
Тут явился Страшила, и они с Буратино сцепились, как всегда. На сей раз за какую-то Свободу Воли. Бур орал, что Конг эту самую волю отнимает ("Это же машина, ясно?! Каждое её следующее состояние определено предыдущим! Какая, на фиг, тут свобода воли?!"), а Страшила хихикал, что отнимать-то нечего: мол, наши мозги - тоже машины ("Лишь с приставкой "био", как у стиральных порошков, хи-хи!"), программируемые сигналами от органов чувств и, следовательно, также изначально лишенные этой самой свободы...
Я аж поперхнулся.
Ну, фраера! Знают же, что лучше нынешних времён никогда не было... да и не будет, наверное, а - спорят. Свободы им мало. Ха, куда уж больше-то? Ешь от пуза, делай что хошь (только без уголовщины чтоб), смотри-слушай чё душе угодно, говори, что думаешь, хоть кричи... пива, вон, миллион сортов, Сенат... да что, блин, Сенат - во, тело выбирай! - а Буру всё мало!..
Вообще-то мне их базар по боку. К тому ж, знаю, Страшилу не переспоришь. Он у нас самый умный.
У него в голове опилки.
Короче, я втихаря вторую банку опростал, а тут и Терминатор пришёл. Ну, эти двое вмиг на него кинулись: "Во сколько договорились, а? А сейчас сколько, а?"
Оказалось, сколько надо. Терм никогда не опаздывает, известно. Дисциплина у него в крови... или что там у него?
"Гудвина не будет. Вчера вечером снова передумал, - прогудел. Они с Гудвином соседи. - Вот, отдал часы. Как делить будем?"
Мне сразу полегчало. План-то считали на пятерых, теперь придётся отложить.
"Гад, - сказал Буратино. – Параноик чёртов".
"Не страшно, - хихикнул Страшила. - Я это предвидел и прогнал дубль-вариант".
Извлёкает откуда-то две пластиковые спички и суёт Терму.
"Перед постом держи в зубах, вроде как жуёшь, но на самом деле не жуй, ясно? Потом вернёшь. Не жуй, понял?"
Терм кивнул. Он у нас тормоз, но уяснил вроде.
"Пора!"
Я встал. Ноги ватные, то ль с пива, то ли от нервов: всё ж на такое дело идём...
План-то наш нешуточный.
Мы задумали взорвать пункт приёмки мозгов.

***

На улице разделились: Терм - на движущийся тротуар, Страшила поймал аэротакси, пижон; а мы с Буром спустились в подземку. По плану мы, якобы не знающие друг друга, случайно встречаемся у Церебропункта. (Страшила с Телестерионом целую неделю лепил эту случайность из маршрутов, скоростей, воздушных пробок и прочей цифири.) Типа, каждый сам по себе. И (тоже, ясен пень, ненароком!) каждый имел при себе невинный предмет: будильник там, или алюминиевую пудру, или нитроглицерин-XXL для стенокардии, - теоретически могущий быть деталью бомбы, но...
Повторяю: мы не знакомы. Да и откуда мне знать минное дело, начальник? Мне оно на фиг нужно!
Примерно так.

***

На самом деле, нынче сделать бомбу - проще байта. Ну, не обязательно бомбу - что угодно. Если кому это надо.
Слава Тельцам, не средневековье на дворе.
В позапрошлом веке уже знали про TV, комиксы и компьютеры, но настоящая цивилизация началась, когда всю эту авто-компьютеро-теле-дребедень заменила единая глобальная управляющая инфосистема.
Телестерион.
Он - наше всё.
Его мелодии будят нас; день-деньской он советует, подбадривает, журит, развлекает, информирует; под его шёпот мы засыпаем. Говорят (Он говорит), что если закрыть подачу кислорода в дома, то жильцов верхних этажей смог убьет за час... в то же время ходят жуткие истории о кварталах, вымерших из-за минутного сбоя связи с Телестерионом. Шок. Мы без него - никто.
Короче, он всегда поможет.
С рецептом взрывного устройства в том числе.

***

Час пик, люд с фабрик катит. Силикоды сплошь, в вагоне не протолкнуться, и все разъёмы Телестериона заняты. Мне-то чё: у меня в гипофизе прямая связь с MTV, а вот Буру пришлось довольствоваться общей трансляцией. По ней опять хвалили Конгломерат, и бедному моему дружку осталось лишь свирепо сопеть своим длинным носом.
Мне Конг тоже не в кайф, но наш Бур - враг Конгу номер ноль, так его не любит. Говорит, что Конг - попытка дьявола скупить души оптом, подешевле.
Я его не понимаю. Сдвинутый он малость на древних мифах, Бур-то.
Конгломерат - это такой супермозг на фотонах. Вместилище грядущего Мирового Разума, что скоро (говорит Телестерион) окончательно избавит мир от экологии, демографии, юношеских прыщей и прочих кризисов. Мощность у него невообразимая, а вот с умом - затык, поскольку никто не знает, как генерятся мысли. Типа, надо связать меж собою ячейки, а какие с какими конкретно - тут полный мрак. У нас-то, у людей, нейроны сами связываются; у Конга так не выходит.
Потому выдумали сканить человеческий мозг и уже готовый слепок класть в Машину. Переносить, так сказать, душу вместе с потрохами. Верней, без оных: тело-то - тю-тю.
Сканер выжигает мозги напрочь.
Начисто.
Сперва народ не бойко-то шёл; в основном старики, что сегодня-завтра и так помрут. А на кой ляд Мировому Разуму старпёры? Только маразма ему не хватало, ага. Ну и стали ребят помоложе, типа нас, зазывать.
Там внутри, классно, говорят! Виндсерфинг, горы, чистый воздух! Солнце, монстры, маги! Крысиные педальки - бесплатно, хоть сутками напролёт жми! Девочки для мальчиков - отпад, мальчики для девочек - зашибись, мальчики для мальчиков, девочки для девочек... - каждому своё, короче.
Плюс вечная жизнь.
И пипл повалил.

***

На платформе 984 мы покинули душный вагон, силикоды дальше поехали. Не люблю силикодов. Угрюмые они малость.
Будешь тут весёлым, коли всю жизнь песок жрёшь, говорит про них Страшила. А силикоды и впрямь питаются песком. Метаболизм такой. Они ж генетически спроектированы на выделение сверхчистого кремния; его сейчас о-го-го сколько нужно. А самый дешёвый кремний производит человеческий организм, переделанный как надо.
Да и не один кремний.
Есть, например, сталелитейные покемоны: тысяча покемонов заменяет древний прокатный стан. Тоже всякое дерьмо жрут, а на выходе выдают нержавейку.
Мы ж в Веке Инфо-Био-Технологий живём.
Не в пещерах.

***

Прошли мы без проблем. Коп на периметре вовсе глазом не повёл, а на финиш-контроле старший как раз пожрать отлучился, а второй - салага совсем – как увидел Терминатора, так и сомлел: хоть базуку проноси.
Пацаны, они ж прутся от ветеранов. А тут Терм: в квадратной челюсти спички катает, наградных чипов - вся грудь! Он где-то воевал - с придурками, что Телестерион не признают и генотипофикации противятся. Вцепились в обезьянье наследие, хи-хи!
Ну, Страшила, всё просчитал!
Короче, дальше холл - столики, лианы по стенам, неон переливается, сюиты пиликают. Гномы (идеальная для клерков конституция) туда-сюда шныряют, формальности улаживают, - всё чин чином. Души сдают добровольно, и вся бухгалтерия должна быть в ажуре.
Иначе правительство по судам затаскают.
В центре (нам, мол, скрывать нечего, плиззз) портал Конгломерата: шар, сплошь в светодиодах, вокруг - как лепестки - матовые цилиндрические пеналы. Ложишься в такой, головой на сканер-подушку, захлопываешь крышку и... Через минуту ты уж в раю, а тело падает сквозь нижний люк на транспортёр. В Колумбарий.
Какой-то инвалид как раз катит к Порталу на коляске.
Вылитый Терм, только дряхлый-дряхлый. Гномы суются было помочь - дед грозит им кулаком в старческих пятнах ржавчины.
Генерал, видать.
А Терму шишкой не быть - списали. Свихнулся он малость. Пошагал в своих джунглях по колено в крови, и съехала крыша...
"Оп!" - командует Страшила.
Терм расправляет плечи, и за его спиною, как за щитом, мы споро собираем: полупустая бутылка из-под колы, нитроглицерин, взрыватель - раз-два... Дальше часовой механизм - его нет, чёртов Гудвин! Страшила впихивает в дырку в торце детонатора пучок соломы из шевелюры и, подпрыгнув, выдёргивает у Терма спички.
Гномы уже дуют к нам, улыбаясь.
"Используем огневой способ, - шипит Страшила. - Поджечь и сразу - ноги! Сможешь?"
Он сует бомбу очумелому Буратино.
С ума сошёл?!
Буратино ведь боится огня как... как огня.
Он же родился под знаком Пожарника.

***

Тут вот какие дела.
Телестерион - технология мощная и в злых руках, чего врать, могла б угрожать Демократии, если б не Хартия Зодиака. По ней Тельцом (ну, тем, кто главные бабки на Телестерион отстёгивает) нельзя быть больше месяца. Итого – двенадцать Тельцов в год. Всё честно, никакой монополии. Никакого тоталитаризма.
Вот. Когда будущий папаша Бура своё дело сделал, был как раз Телец-Пожарник: люд попроще запасался огнетушителями на миллион лет вперед, а средь элиты (папаня Бура - философ!) хитом сезона был неунывающий деревянный человечек, начавший с капитала в пять сольдо и поимевший в итоге золотой ключ. Кто, скажите, не желает своему дитю удачливости? А тут всего-то дел: добавить в генотип зародыша десяток генов от дуба или, там, мандрагоры.
Потом открылось, что так Пожарники готовили рынок в будущем: буратины панически боятся огня, любую огнеупорную снасть оптом скупают.
Ну, скандал был... дык, они каждый день - скандалы-то.
Бур хотел быть космонавтом, да куда ему с его-то конституцией. Он же от перегрузок лопнет, как полено.
Да и не летают нынче в космос. Покупателей там нету.

***

"Да!" - говорит Буратино вдруг.
С бомбой на вытянутых руках он шагает вперед, а мы трое пятимся к стене; где-то тут, судя по электронным крокам, должен быть аварийный выход. Гномы, заметив адскую машинку, бросаются врассыпную. Визжат.
Пронзительно свистит аварийная дудка.
Мимо нас, гудя железом, бегут стражники – прилизанные атлеты в суперменских трико. Дубинками вертят. Бур их не видит, он сейчас вообще как зомби: топ-топ...
О, Телец, сейчас ему...
И в этот миг Терм, взревев, прыгает вперед, и супермены разом валятся друг на дружку, как кегли в боулинге.
Терм у нас самый меткий.
"Быстрее!" - теребит Страшила, но я не могу оторваться, смотрю и смотрю, как Бур - до жути медленно! - кладёт бомбу, чиркает спичкой... а Терм всё валит и валит стражников: бух-бух-бух!
Спичка гаснет.
Не сладить им с Термом.
"Капрал! - дребезжит вдруг голос из коляски. - Равняйсь! Смирно!"
Терм застывает. Дисциплинированный, я ж говорил.
"Оловянный солдатик!" – шипит Страшила.
А Бур выковыривает из детонатора солому, прикладывает к нему последнюю спичку, заносит деревянную ладонь и... и мне становится жутко как никогда, потому что лицо его в этот миг похоже на лицо пилота в древнем кино, из последних сил отворачивающего непослушный космолёт от города.
Горячий смерч вжимает в стену. Последнее, что я вижу: аспидно-черный неподвижный контур Терма, неуклюже прыгающий по холлу факел и по-прежнему мигающий Портал...

***

Пыльная лампочка.
Цементный потолок... трубы... провода... Где-то гудит... капает.
Сажусь.
Страшила помогает, его широкое лицо в саже и в паутине. "Получилось", - шепчет.
Рельсы. Грязный кафель.
Рядом кто-то незнакомый, никак не поймать его в фокус, мельтешит...
И в голове - треск, помехи... Никакой музыки. Похоже, хана чипам. Блин!..
"Это... кто?"
"Друг, - отвечает Страшила. - Помогал тебя тащить".
"Гапон", - тут же суёт руку друг.
Машинально жму.
"Он выведет нас", - говорит Страшила.
"Если вы согласны", - быстро добавляет Гапон.
"Я согласен, - говорит Страшила. - А ты, Легонавт?"
Это он мне. В меня куча портов вмутирована: любое внешнее устройство подключай. Отсюда и имя.
"Согласны?" - переспрашивает Гапон.
"Согласен", - говорю, и тут же морщусь, потому что сквозь помехи в голове вдруг проблёскивают надписи, ослепительными буквами: ПОДТВЕРЖДЕНИЕ... ГОЛОСОВАЯ ИДЕНТИФИКАЦИЯ...
ГОТОВО.
"Ну, я пошёл, - суетится Гапон. - Ждите".
Уходит.
Мы молчим. Откуда-то с лязгом выкатывается тележка.
"Мы под Порталом", - мямлит Страшила.
Смотрю на него. Он мнётся, отводит глаза, умник.
Страшила тоже плод недобросовестной рекламы. Его предки клюнули на обещание вундеркинда; для этого, вещали тогдашние Тельцы, мозг надо раскатать по внутренней стенке черепа, а в образовавшуюся полость регулярно засыпать опилки.
Потом оказалось, что Краснодеревщикам (тогдашним Тельцам, да) просто некуда было девать отходы производства.
Впрочем, он вправду умный.
"Зачем ты послал его?"
"Нельзя было иначе. Я миллион раз считал. Без Гудвина иначе - никак".
"Разве смерть стоит того?"
"Он сам же просил - любой ценой, любой ценой... Прям свихнулся на этом взрыве!"
"Мы все на нём свихнулись", - говорю, а сквозь усиливающуюся рябь в башке продирается мысль: с чего вообще нам взбрёл в головы этот теракт?..

***

Жили - не тужили.
Конгом не интересовались даже, нам и так неплохо было. Нас даже вечной жизнью не заманить - мы ж бессмертные.
Везунчики мы со Страшилой: родились между изобретением бессмертия и знаком Ритуальных Услуг, когда оно было проклято и забыто навек - как социальное неравенство. Мол, у кого-то есть монеты, у кого-то нет: несправедливо получается...
Бессмертие действительно стоило бешено, зато разрешался кредит. Мои предки до сих пор горбатятся где-то в Карьерах, снимают урожай для силикодов. Я им не звоню. Зачем? Я даже их языка не знаю...
Короче, всё было прекрасно, и вдруг - эта дурацкая идея с взрывом! Откуда?

***

Сверху в тележку падает упакованное в пластик нечто. Тележка приходит в движение и исчезает далеко в темноте, на секунду вспыхивающую багрово.
"Портал... работает? - говорит Страшила. - Но как же так?.. Я же считал!.."
Мне не до ответа, рябь в голове всё гуще и гуще.
"Господи! - шепчет Страшила. - Он спровоцировал теракт, только чтобы... чтобы
получить наше согласие! Блин, где этот чёртов Гапон?!"
Голосовая идентификация, вспоминаю я. И - холодею.
Помехи в голове вдруг пропадают начисто. Тишь да гладь. Облегчение. Кайф.
"Я здесь!"

***

Он стоит пред нами, на фоне шеренги терминаторов, строго глядящих на нас стальными зрачками. Один почему-то опускает взгляд. И почему-то мы уже не в подвале, а на бескрайней серой равнине, под небом, сплошь затянутым огромной солдатской шинелью.
Теперь я его отлично вижу: усы щёточкой, чёлочка, в руке курительная трубка... и он жуёт-жуёт-жуёт жвачку, аж оттопыренные уши ходуном ходят.
"Мы протестуем! - говорит Страшила. - Права человека..."
"Засунь, ням-ням, свой протест в задницу! - отвечает наш друг. - Ты, ням-ням, теперь электронная субстанция. Юридически безупречная, ням-ням. Так что о правах, ням-ням, человека забудь!"
Страшила обхватывает руками голову и со стоном опускается на каменистую землю.
"Встать! Строительство нового мира ждёт вас, номера i1234567 и i1234568! Ням-ням!"
Тут и я всё понимаю.

***

Технология не подвела их и на этот раз. Положение стало безвыходным. Мы сами себя заперли в этой распроклятой Машине. Интел-модули канализационного коллектора номер шесть - навсегда. Вы не представляете, насколько это фигово.
Хотя...
Вы меня слышите?
Слышите?!
Но тогда - где ж вы сами?
Хи. Хи.

© Юрий Нестеров, 2004



< Во Всякую Фигню. > < В Пуговички. >

TopList
last modified 10.01.03