Сергей Тимофеев

Панк либерти

(печатается с разрешения правообладателя)


Вытащил дед репку и грязно выругался. "Не репка, а насмешка какая-то.
А ведь я и мелиорацию проводил, и удобрял тебя, гадина!"
Он взглянул на небо и погрозил кому-то кулаком.
Небо было свинцовым и угрожающим.
Где-то на базах громко плакала бабка.
Внучка тайком курила в туалете.
Жучка с ненавистью глядела на кошку, та молча жевала мышку.
А ведь все могло было быть иначе...



Экран телевизора покрылся полосами, и странные звуки запрыгали по горизонтали. Мужчина допил пиво, вытер газетой жирные губы и вразвалку приблизился к телевизору, затем, любя, хлопнул его по крышке. Возникший на экране диктор повернул к нему лицо и произнес: "Не стучите, голова болит." Мужчина возмутился:
- Мой телевизор, что хочу, то и делаю, - и ударил сильнее.
- Как вам не стыдно?! Диктор болезненно сморщился. Это не помехи. Это мы передаем зашифрованные записи, в которых заключена тайна мироздания.
Мужчина хохотнул и врезал по крышке телевизора со всей силой. Телевизор распался на составные части. Тогда диктор вылез из кинескопа и укусил мужчину за ухо, попав в точку "хоу-шу", благодаря которой люда становятся дальнозоркими, и вернулся обратно.
Мужчина потер ухо и стал делать уборку в квартире.


Она взглянула и посмотрела на меня своими мохнатыми глазами, сверкнула прядью черных волос. Взвизгнув, оторопела. Затем пронзительно хохотнула, тряхнула непокорными зубами и внятно екнула: "Что ты имел ввиду?".
Я перегнулся, задребезжал ногами, перехватил надежнее диафрагму, напружинил ягодичные мышцы и сурово взглянул. Она скукожилась, оторопела, пронзительно хохотнула, тряхнув непокорными зубами и невнятно погибла.


Посмотрите Воронцову в глаза. Вы увидите себя в них постаревшим и неприятным, а, входя в его душу, ощутите весь ужас одиночества. Потому что там огромное поле со скудной растительностью и кривая дорога, над которой вечно висит горбатая туча. По этой дороге вы добредете до каменной стены, за которой слышны пение и смех. Но тщетно забраться по ней, и вы, уставший, сядете у ее подножия и будете тупо смотреть туда, откуда вы пришли.
Чтобы всего этого не случилось, Воронцов становится спиной к забору и неприлично ругается, размахивая сучковатой палкой.


По телеку - новости: "Установка солнечных батарей в открытом космосе." На столе у нас рыба, пиво и семечки. Прихлебывая, смотрим, как на экране космонавт, с трудом ворочаясь, выползает из люка. Он, как фантастическое существо, перебирает конечностями и манипулирует инструментом. Батя на секунду застывает с рыбной костью во рту:
- Интересно, а как они там нужду справляют, а? - вдруг спрашивает он.
Мать, отхлебнув пива и внимательно глядя на экран:
- Не видишь, провод за ним тянется.
- Да, но провод к спине идет, - вступаю я.
Космонавт, тем временем, пытается подобраться к монтажной раме. Батя супит брови, потом безапелляционно заявляет: "У них там мешок ... специальный."
Мать машет головой: "Какой мешок, дубина? Это же неудобно."
- А может мешок выбрасывается ... автоматически, - забросив семечку, говорю я.
- Да, ..., вот где наука, - батя зевнул.
Мать стала собирать посуду со стола.
- А я космонавтам буду. Бать, что для этого надо?
- Ну, что, что, учись, сынок, хорошо, а потом - в летное...



< Содержание > < Дальше >
< Во Всякую Фигню. > < В Пуговички. >
< Ваш личный донос о вышеизложенном в ФБР >
< Хрюкнуть в КГБ >

TopList
last modified 24.12.01