Сергей Тимофеев и Максим Василенко

Гойша

(печатается с разрешения правообладателя)


Сбежав от трех жен и пяти детей, Гоша объявился в Иркутске. Дав несколько концертов в клубах самодеятельной песни, он окончательно запил, потому все, происходящее в дальнейшем, помнил смутно. Возили его по окрестным таежным поселкам, где ему приходилось петь. В один из таких поселков его подвозила геологическая партия. Всю дорогу пили спирт. Первыми потеряли сознание геологи. Гоша тупо разглядывал заиндевевшие усы, балкончиком выставив верхнюю губу. Когда он заснул - не помнил, и на одном из ухабов Гоша тяжелым тюком выпал в снег. Проснувшись, он пробежал по инерции за удаляющейся машиной и, споткнувшись о какой-то предмет, обнаружил, что это его подруга-гитара. Больше никто не выпал. Тогда бард запел горестную песню:


Зачем пришел я в этот мир - не знаю,
Вдали от ласковых квартир я пропадаю.

На звуки музыки из тайги вышли люди. Это было дикое таежное племя ханти, затерявшееся в бескрайних сибирских лесах. Оно не понимало слов Гоши, но музыка тронула их языческие души. Прислонившись к могучим стволам кедра, они слушали диковинный инструмент. Гоша, оторвавшись от проникновенного пения, вскричал: "Вот такая вот беда, мужики!" И вновь ударил по струнам...
На четвертый день пальцы ныли от постоянной игры. Опохмелившись пихтовой настойкой, Гоша понял, что уже четвертый раз исполняет свой репертуар. В нем проснулся мужчина, и он отложил гитару. Язык любви интернационален и две лучшие женщины племени стали его.
Через неделю автор-исполнитель уже скучал, и не радовали его
ни коленопреклоненное племя, ни шаман, которого он научил танцевать кадриль. Все чаще стал он поглядывать на небо, в котором время от времени кружил поисковый вертолет, разгоняя тучное стадо оленей ханти. Однажды, не выдержав, Гоша выбежал из гока, размахивая гитарой и делая знаки пилоту первого класса. С вертолета сбросили лестницу. Гоша проворно ухватился за нее и взмыл вверх. Племя ханти дико взвыло, простирая руки к небу, но так и пропало в чреве угрюмой тайги.
Через десять лет, сбежав от восьми жен и двенадцати детей, Гоша попал в Иркутск. В гостинице его ждали клопы и пьяный этнограф. После пятой бутылки этнограф стал с жаром рассказывать о загадке одного из сибирских племен. "Представь, - вещал он, - за последние несколько лет сменились ритуалы и темы рисунков на шаманских бубнах. Создан колоссальный эпос. И самое важное - сменилось верховное божество. Разливая вино и брызгая слюной, этнограф хватал Гошу за рукав и исходил от исследовательского оргазма. Спев "Зачем пришел я в этот мир", решили туда ехать. Подвозила геологическая партия. Всю дорогу пили спирт. Сделав большой крюк, заехали на последнюю стоянку. На опушке, вырезанные из березы, стояли знаки тотемной власти, смутно напоминающие музыкальный инструмент. Рядом дымились свежие жертвоприношения. На шум мотора выбежало племя ханти. И с криком "Гойша, шери тхе!", - стало приближаться в ритуальном танце. Впереди выплясывал кадриль шаман, в руке у него была чудовищная гитара, вырезанная из целого ствола дерева. Смутная догадка ударила Гоше молоточком по струнам памяти. Геологи в страхе заскочили в машину и умчались под аккомпанемент завываний шамана:
Гойша, чоле марсе сум,
Шулта башти сара кур, -

выводил надрывно шаман. "Приди, приди божество, озари своим божественным светом", - возбужденно переводил этнограф: "Это они нас встречают", - радостный и пьяный он осекся, взглянув на Гошу. "Скорее меня", - глухо ответил Гоша. На четвертый день, опохмелившихся пихтовой настойкой, их повели смотреть полубогов племени. Это были дети Гоши. Шаман не смог сдержать слез религиозного экстаза. Гоша, зло сплюнув, сказал:"Не докажете". И с кулаками уже налетев на испуганных воинов племени, кричал: "Я не вел с ними совместного хозяйства!" Этнограф вдруг крикнул на хантийском: "Цхани"(Бежим!), - и метнулся в тайгу. Гоша, на ходу сбивая собственное изображение в дереве и спугнув по дороге стадо оленей, рванул за ним. Племя молча смотрело им вслед.

На мутно освещенной сцене клуба Рязанского кожевенного объединения Гоша сидит и поет: "Зачем пришел я в этот мир - не знаю".

Говорят, что племя ханти ушло вверх по гремучему ручью, и больше его никто не видел. Даже охотники, заходившие далеко в тайгу не встречают его стоянок. А по огромным просторам тундры несется огромное стадо хантийских оленей, сотрясая вековой слой вечной мерзлоты и наводя панический ужас на жителей каменного полуострова.



< Содержание > < Дальше >
< Во Всякую Фигню. > < В Пуговички. >
< Ваш личный донос о вышеизложенном в ФБР >
< Хрюкнуть в КГБ >

TopList
last modified 24.12.01