Freez

Террорист





Автобус не взорвался потому, что он увидел в автобусе кошку. На выходе выпачкал тыльную сторону ладони о дверной ободок. Замешкался, разглядывая бурое пятно смазки, застыл на мгновение, с досадой щелкнул языком. Огляделся.

Напротив остановки была витрина книжного магазина, и в витрине стояли книги на русском языке, который он учил - в бытность студентом московского университета имени Патриса Лумумбы - но не выучил.

Русских он не любил за водку.

Засмотрелся на книги, пошевелил губами, разбирая названия. Стеклянная дверь приоткрылась, выглянула девушка и зажгла сигарету. Террорист улыбнулся. Грузин, - подумала продавщица, - Симпатичный. Но толстый. Террорист не был толстым. Не был он грузином. Девушка ошибалась.

- Вам что-то нужно?
- Мне нужно, - ответил по-русски. От неожиданности рассмеялся и покачал головой, удивляясь давно забытому ощущению чужого языка.
- Секундочку, ладно?.. - продавщица с сожалением посмотрела на сигарету и напоследок глубоко затянулась.
- Кури, - перешел на иврит, - хотел спросить... здесь умыться можно?
- Жарко?
Террорист молча кивнул и прошел вслед за нею в подсобку, где между книжных штабелей белела крохотная раковина и над раковиной - плоский коричневый обмылок в мыльнице.
- Я на улице, - сказала, и вышла.

Почему Ты сделал меня тем, кто я есть, а не девушкой, которая продаёт книги? - подумал террорист, наблюдая за тем, как тёмная струйка беззвучно пропадает в сливном отверстии, - Почему Ты сделал её - девушкой, которая знает толк в книгах, но Тебя не знает? Чем она хуже?

Снаружи стало прохладней, а может быть - пошли впрок водные процедуры: шагать стало легче. Улица сворачивала в сторону моря. Там, где над горизонтом маячили яркие лоскуты воздушных змеев, судя по карте, располагался общественный пляж. Террорист ускорил шаг и минуту спустя оказался среди сотен голых евреев, плотно облепивших узкую полоску берега у воды. Пробираясь между купальщиками, роняя капли пота на разноцветные пляжные подстилки, террорист подумал о том, что вот, кажется, улыбнулась ему удача, и если будет на то Соизволение, на этот раз получится навсегда освободиться от тяжкого груза, в кровь разодравшего уже бока, несмотря на трёхслойную ватную прокладку.

Он засмотрелся на мальчика, катящего мяч. У самой воды йог стоял на голове. Ветер приподнимал край подстилки и хлестал йога по лицу. Люди шли с собаками.

Собаки... - подумал террорист. Море поманило его, и он лег на песок, наполнив песком складки одежды. Мир съёжился до размеров человеческого уха, наполнился шуршанием, потрескиванием, голосами пляжников и протяжным морским дуновением.

Разбудил его гулкий, искаженный мегафоном, голос: откашлялся и строго проговорил: ВНИМАНИЕ!

Эхо откликнулось.

Голос повторил: ВНИМАНИЕ! - и продолжил: ОЧИСТИТЬ ПАРКОВОЧНУЮ ПЛОЩАДКУ! ПОДРАЗДЕЛЕНИЮ "Ц" ЗАНЯТЬ МЕСТА У КАФЕТЕРИЯ! ХОЗЯИН КАФЕТЕРИЯ, СРОЧНО ПОДОЙДИТЕ... - и далее в том же духе - без остановки. Террорист подумал о том, что - вот, Некто оделил человека способностью внятной речи, а ума не дал. Поморщился и открыл глаза.

Пляж был пуст.

Рядом, на расстоянии ладони лежал давешний мяч. Мальчика при нём не было.

Террорист огляделся. Берег был оцеплен. Офицер затараторил в мегафон, обращаясь к террористу - сперва на иврите, а после и по-арабски, но тот слушать не стал. Поднялся и медленно пошел в сторону моря.

Офицер замолчал. Стрелять будут, - подумал террорист, входя в воду. Пошел прочь от берега, с трудом преодолевая встречный ход волны.

Никто не стрелял.

Груз с каждым шагом становился легче.



© Freez, 2003



< Во всякую фигню. > < В Пуговички. >
< Рецензии в Библиотеке Свенельда >
< Ваш личный донос о вышеизложенном в ФБР >
< Хрюкнуть в КГБ >

TopList
last modified 06.05.03