Иван Матвеев
Сфинкс



Далеко на Юге, в пустыне Аль-Фаридат, где песка столько, сколько секунд прошло с сотворения мира, построен древний город Шетар.
Раз в год он появляется в сердце пустыни, чтобы пробыть там день и ночь, а затем исчезнуть, оставив только бессчетные волны песка.
Почему так - неизвестно.
Говорят, что в центре города Шетар возвышается зиккурат, а наверху зиккурата возлежит Сфинкс, охраняющий неведомое сокровище. Говорят также, что всякий, кто пожелает завладеть сокровищем, должен правильно ответить на загадку Сфинкса.
Но как найти город Шетар, не говорит никто.
***
Ближе к полудню грузовик снова завяз. Обливаясь потом, я вышел из кабины, и залез в кузов, где, в маленьком холодильнике, от греха подальше, держал пиво.
Некоторые до сих пор не верят, что по пустыне можно проехать на грузовике. На самом деле, на них даже ралли по пустыне устраивают. Но вот так, как я - это, конечно, не ралли. У меня весь кузов забит.
Скучно, жарко, и опасно.
Ключевое слово - жарко.
"Кругом нет ничего. Глубокое молчанье.
Пустыня мертвая. И небеса над ней..."
И я в роли Озимандии, а может - мой грузовик. Правда, ему до "царя царей" еще дальше, чем мне. Сверкающий на солнышке "MAN", специально предназначенный для такого рода поездок. Меня уверяли, что все эти навороты, вроде контролируемого давления шин, сделают любую поездку чем-то вроде пикника. Пришел, намусорил, ушел.
Об этом я и думал, потягивая холодное пиво в душном полумраке кузова, когда послышался приближающийся рев моторов.
Однако. Здесь становится людно.
Я высунулся наружу, и увидел три джипа. Из одного уже вылез какой-то тип, и совал свой нос в открытую кабину моего грузовика. Остальные люди сидели в машинах, негромко переговариваясь.
- Эй, он там, в кузове!
Да я, в общем, и не прятался.
Тот, который заглядывал в кабину, знаком подозвал еще трех человек, и подошел ко мне. Волосы ежиком, физиономия каменная, а на поясе, между прочим, пистолет. И у тех троих, что подошли - тоже оружие.
- Привет, - улыбнулся я, - Рад вас видеть. Я как раз застрял, и ...
- Что ты тут делаешь? - холодно спросил он.
Ну, в общем, я бы тоже спросил. Нечасто встретишь грузовик посреди пустыни. Ответ у меня был наготове:
- Да решил срезать поворот, и вот, пожалуйста. Уже часов восемь по пустыне…
Каменнолицый поджал губы, потом приказал одному из своих подручных:
- Проверь кузов.
- Эй, - возмутился я, - Какого?!..
- Заткнись, - негромко ответил он. Пистолет каким-то образом уже был у него в руке, и дуло смотрело прямо мне в грудь.
Я и заткнулся.
Парень, которого послали посмотреть кузов, быстро вернулся, и немного озадаченно сообщил:
- Все чисто. Там только бочки, судя по маркировке - топливо.
Вот так получилось, что у меня появился весьма недружелюбный конвой.
Они решили, что "топливо" им может пригодится, и прихватили меня заодно. Судя по их рожам-ненадолго.
Человек, который наставлял на меня пистолет, был главным среди этих авантюристов. Представляться он не стал, а прочие называли его "сэр". Поэтому я про себя окрестил его "Полковником". Остальные были обычными головорезами, какие только и могут окружать подобного типа. Всего их было восемь.
Ах да. Еще был Профессор. Суетливый такой, преклонных лет, он носился с каким-то обрывком ветхой ткани, поминутно сверяясь то с ним, то с картой. Это наводило на кое-какие мысли.
Ну, в конце концов, что же еще может делать такая команда в пустыне?
А на закате мы увидели, как зыбкий мираж превращается в город на горизонте. Все машины остановились, и я выскочил наружу, любуясь зрелищем. Когда восхищенные возгласы прекратились, возбужденно залопотал Профессор:
- Это Шетар, Забытый Город! Санчес, вы хоть понимаете, свидетелями чего мы стали?! Господи, мне не поверят, это же...
- Замолчите, - чуть вежливей, чем меня, прервал его Полковник. Похоже, он не страдал избытком словарного запаса. - Надо еще туда доехать. Скоро будет совсем темно.
- Ты! - Это уже мне, - Полезай обратно в грузовик, живо!
Лунный свет так хорошо освещал путь, что мы выключили фары, въезжая в Забытый Город.
Огромные стены, простые и древние дома, в свете луны довольно мрачные. И фантасмагорическая колоннада вдоль широкого пути, что ведет в центр города.
Спорю, Лавкрафт бы дал что угодно, лишь бы тут погулять.
Луна стояла точнехонько над здоровенным зиккуратом, к которому эта дорога вела. На вершине виднелась темная фигура.
"Молчаливый и прекрасный". Мы встали у основания зиккурата, и в благоговейном молчании пошли по лестнице. Я хотел было остаться в машине, но меня без лишних разговоров вытолкали вперед.
По мере подъема открывалась панорама города. Профессор пощелкал фотоаппаратом, а потом, как и все, шел молча, то и дело озираясь по сторонам.
Наконец, мы забрались на самый верх, на площадку, залитую Луной.
Бледный свет.
Неподвижная громада. Черная, словно купается в тенях.
Сфинкс.
Рядом кто-то всхлипнул.
Полковник достал свой пистолет, толкнул меня вперед.
Громада шевельнулась. Полковник выругался.
- Загадка, - Профессор пытался что-то разглядеть в своей записной книжке. - Он должен задать вопрос.
Полковник ничего не ответил, вперясь взглядом в Сфинкса, словно прикидывая, куда всадить первую пулю.
Профессор внезапно воздел руки, и произнес какую-то тарабарщину. Полковник метнул на него гневный взгляд, но ничего не произошло.
С минуту все стояли, не зная, что делать.
Потом Сфинкс ответил.
Гортанно, словно бы дюжиной голосов сразу, он произнес несколько фраз.
Профессор залистал книжку быстрее. Потом захихикал.
- Ну, - спросил Полковник. - Что там?
- Совсем просто, - улыбнулся тот, - Он спрашивает, где нет зла.
- И каков ответ?
- Дуат, конечно, - тихо ответил Профессор. - Царство Мертвых. Теперь надо сказать это громко, и... И все.
Полковник медленно кивнул, и ткнул меня стволом в спину. Уже в который раз.
- Скажи ему "Дуат", придурок, - зашипел он. - Да погромче!
Ну, я сделал еще пару шагов навстречу темной фигуре, и заорал: "Дуат!".
Несколько человек сзади отступили на лестницу, нацелив оружие на Сфинкса.
Потянулись томительные мгновения ожидания.
Затем Сфинкс встал, и молча сделал шаг назад, пригибая голову к площадке.
На том месте, где он лежал - черный проем.
Вход.
Пауза.
Затем Полковник расхохотался, и заорал на свою команду:
- Живо, внутрь! - И куда-то вверх: - Вот сукин сын... Дуат! Ха!
Я отошел в сторонку, и присел. На меня уже не обращали внимания. Мои спутники были возбуждены, они опасливо приближались ко входу в сокровищницу.
Сфинкс поднял голову.
Я зажмурился.
В следующее мгновение раздались вопли.
Через минуту все было кончено.
Открыв глаза, я обнаружил только несколько черных пятен. Поднявшийся ветерок перелистывал страницы чудом уцелевшей записной книжки Профессора.
Сфинкс вновь был на прежнем месте.
Он смотрел прямо на меня.
Я приподнял бровь.
- Какого хрена ты так долго? - возмущенно осведомился он. Снова встал, потянулся, и пошел вниз, к подножию зиккурата. Я вздохнул, и нырнул в такой знакомый проем сокровищницы.
Когда я вышел наружу, поигрывая камнями в карманах, Сфинкс уже успел вернуться, опростать первую бочку, и начать следующую. Грузовик стоял тут же, на площадке. Достав пиво из кузова, я присел рядом со Сфинксом.
- Нормально доехал? - спросил он, наконец. Я кивнул:
- Не считая этих вот.
- Это дело обычное, - он глотнул из бочки. - Привези в следующий раз темное, хорошо?
- Конечно.
Мы сидели, потягивая пиво, и смотрели на восток, потому что все Сфинксы смотрят на восток. И этот Сфинкс - не исключение.
***

Далеко на Юге, в пустыне Аль-Фаридат, где песка столько, сколько секунд прошло с сотворения мира... Далеко на Юге, в пустыне, лежит древний город Шетар.
В центре города Шетар возвышается зиккурат, а наверху зиккурата возлежит Сфинкс, охраняющий неведомое сокровище. Рядом со Сфинксом сидит человек, и они оба поют песню, глядя на восток.


© Иван Матвеев, 2003



< Во Всякую Фигню. > < В Пуговички. >

TopList
last modified 25.07.03