Рой Аксенов
Жизнь замечательных сасисек

Памяти сосиски по имени Болдрик, которая жила, жила и умерла.



I. Ответный удар Болдрикиады

Одна сосиска по имени Патрик жила со своим хозяином по имени Жмусос анально-сосискальной сексуальной жизнью. Так продолжалось до тех пор, пока в один черный день сосиска по имени Патрик не застряла в жопе своего хозяина по имени Жмусос намертво. Хозяин по имени Жмусос долго бегал по дому, вопя нечеловеческим голосом, но совершенно неожиданно на помощь ему пришла бездомная овчарка по имени Пудель, которая откусила торчавший из жопы хозяина по имени Жмусос конец сосиски по имени Патрик, после чего второй конец сосиски по имени Патрик в предсмертных конвульсиях выпал из жопы хозяина по имени Жмусос. И таков был конец сосиски по имени Патрик. Очень вкусный по мнению овчарки по имени Пудель. Очень вкусный по мнению хозяина по имени Жмусос.

II. Загадочный зверь пи цзе цы

Однажды две сосиски жарились на сковородке - умудренный созерцанием и убеленный сединами Учитель По Е Бень и его младой, ничем ниучегонный Ученик Кунь Лин Цзын. Учитель стоически переносил страдания, а младая сосиска все вертелась, визжала и приставала к учителю с нелепыми вопросами и просьбами.
- Учитель, - говорила сосиска по имени Кунь Лин Цзын, - почему бы нам не бежать с этой сковородки? Ведь нас определенно пытаются умертвить, а затем съесть и переварить? Разве не можем мы противиться такой страшной судьбе?
- Как? - удивился мудрый Учитель, - Ты желаешь бежать от растворения и слияния с Вселенским Желудком? Что ж, если твое Я по имени Эго столь дорого тебе, а Нирваны ты не ищешь - беги. Тут Лин Цзын получил просветление, дотерпел до неизбежного конца, был зажарен, сервирован, съеден и переварен.
А Учитель По Е в последний момент сбежал со сковородки, поскольку почувствал, что обязан еще больше младых сосисок привести к зияющей пасти Высшего Совершенства.

III. О природе Лейлы

Одна сосиска по имени Король Транквил Первый Меджнун - прозванная так за неудержимый и буйный нрав - попала в плен к Врагам. Спасения ждать было неоткуда - ибо Бурая Гвардия Меджнуна нашла залежи первосортной туалетной бумаги и предавалась о ту пору самому мерзейшему чревоугодию.
И вот Главный Враг по имени Виктор Панкратович с отвратительной ухмылкой засунул в свою вонючую пасть сосиску по имени Король Транквил Первый Меджнун, предвкушая изысканный вкус нежного сосисочьего мяса и следующую за тем блаженную сытость. Но мужественная сосиска Меджнун нашла в себе силы, одолела ужас и героически встала поперек горла Главному Врагу по имени Виктор Панкратович. Отчего тот и умер. Все остальные Враги в ужасе разбежались, а сосиска по имени Король Транквил Первый Меджнун - покалеченная, полу пережеванная и одноглазая - жила после того случая долго и счастливо многие дни, пока не была изгнана бунтовщиками в далекое Помойное Царство. Но и в Помойном Царстве героическая сосиска продолжала сохранять бодрость духа и часто говорила друзьям по имени Отбросы Общества: "Главное - никогда не сдаваться".
И еще: "Хочешь победить врага - стань им".
Но этой мудрости и поныне никто не понимает.

IV. Много шума из ничего

Одна сосиска по имени Рома Монтеркин была влюблена в прелестную юную сосисочку по имени Юля Кобылетман. А та его просто-таки терпеть не могла, потому как Рома Монтеркин был насквозь некошерный. И очень сосиска по имени Рома Монтеркин страдала от такой своей несчастной любви. Но друг Монтеркина, жирный сардельк по имени Меркулыч Кащей-Яга придумал хитрый план. Он предложил перекрасить сосиску по имени Рома Монтеркин в черный цвет,отрезать кончик, и представить семье сосисок Кобылетманов как разнаикошернейшую сосискуиз далеких южных холодильников - по имени Отелла Лиридзе. Хитроумный план был успешно приведен в исполнение, молодая сосисочка по имени Юля Кобылетман совершенно очаровалась пикантно-черным Монтеркиным с отрезанным кончиком и дело явственно шло к ветчинцу...
Но коварный жирный сардельк по имени Меркулыч Кащей-Яго лелеял свои собственные замыслы -замыслы мести! Ибо Юля Кобылетман ему не дала - хотя он-то был кошерней некуда, а Монтеркин все время обзывался "жирной гадостью" и "постностью тошнотворной".
В общем, сардельк по имени Меркулыч отравил Кобылетман, отобрал у нее этикетку, а потомхвастался перед Монтеркиным-Лиридзой, что "Юлечка ему дала". Сосиска по имени Лиридзе озверел под влиянием роли горячего черного парня из горячих южных холодильников, и отравленную сосисочку по имени Юля Кобылетман на всякий случай придушил, чтоб не давала всяким жирным сарделькам. И повесился над ложем любви и смерти.
...А яд у сардельки по имени Меркулыч был просроченный - потому что сардельк был очень жадный... А Лиридзе свою возлюбленную Кобылетман придушил некачественно, потому что на самом-то деле он был хилой сосиской - и даже и некошерной...
В общем, приходит в себя Кобылетман - шея болит зверски, блевать хочется, а прямо перед лицом покачивается дохлый возлюбленный, язык наружу. Тут у нее крыша и поехала - он, говорит, был Отелла, а я, говорит, буду Отеллия, значит. И - скок с бастиона в море с криком не то "Говнет", не то "Гамнет" - в общем, нехорошее слово какое-то. Утопла,естественно.
Там еще чего-то было, какой-то дождь венерианский, какой-то король сосисок по имени Лычалд Тлетий, и еще какие-то дальние котлетные родственники по имени МакАлеф, МакБет, МакГимел и МакДалет, но тут я уже не помню в точности, да оно и неважно. В общем, все равно все умерли. Для одного Меркулыча все заебись получилось.Потому что зло всегда побеждает, ежели у него мозги есть.

V. "Ауди" защитного цвета

Одна ничтожная сосиска по имени Акакий Утюг служила клерком в сосисочьем банке по имени"Балык Интернэшнл". В банке том служило также много крутых колбас, паштетов и сарделек по самым разным именам.
Фамилие Утюг точнейшим образом описывало внешность и происхождение ничтожной сосиски по имени Акакий Утюг, потому как ничтожная сосиска по имени Акакий Утюг вместе со всею своей ничтожностью произошла именно из-под утюга одной нерадивой хозяйки-алкоголички по имени Перасковия Вовк.
Да, а края были жаркие. Зимой ладно еще, а летом вообще пиздец. Одно спасение было -тачка с кондиционером. А у ничтожной сосиски по имени Акакий Утюг был ржавый драндулет по имени "Запор" на трех колесах. Мало того, что он не ездил, так еще - где вы видали "Запор" с кондиционером? Вот и бегала ничтожная сосиска по имени Акакий Утюг из дому до банка галопом, надеясь не протухнуть скоропостижно по пути. А там, между прочим, не то пять, не то шесть кварталов.
Вот.
В банке ничтожная сосиска по имени Акакий Утюг работал уже лет тридцать, да все деньги на нормальную машину копил. Мечта такая была, светлая, у ничтожной сосиски по имени Акакий Утюг. И ведь, не поверите, накопил! Аккурат под полтинник пошел в канкретный автосалон и купил себе тачку по имени "Ауди", защитного цвета. С кондишном. Честно говоря, аудюха была паршивая, морально устаревшая да видом уродливая. Куда там до "Мерседесов" и "Крайслеров", на которых раскатывали крутые паштеты из правления. Но все ж добротно сделана, надежна, топливо не жрет, и прохлада в ней стоит просто удивительная.
Короче, сбыча мечт в полном объеме.
Дальше уже неинтересно. Приехала в первый день ничтожная сосиска по имени Акакий Утюг в банк, вся из себе довольная, ходит Гоголем. Эн Вэ. Ну и доходилась. Вечером из банка выходит - а машина по имени "Ауди" тю-тю. Это с охраняемой-то банковской стоянки. Пиздец по имени Инфаркт маячит на горизонте.
А тут из банка выруливает председатель правления по имени Вован, и топает к своему броневичку по имени "Кадиллак-Флитвуд", дальше не помню, но что-то офигенно аристократическое. Ничтожная сосиска по имени Акакий Утюг к нему в ноги бросилась, разумеется. "Господин председатель правления по имени Вован", - кричит, - "тачилу мою новенькую угнали, падлы! Вот прям со стоянки!" Тот, разумеется, канкретно офигел от такой наглости, и говорит: "Ты че, придурок по имени Лох, рамсы попутал?" - или как-то так, тонкая это публика - председатели правлений и прочие паштеты. "Спаси, не погуби, избавитель!" - визжит ничтожная сосиска по имени Афанасий Утюг. - "Прикажи дружине своей верной машину мою по имени "Ауди" найти и возвернуть!" А избавитель по конспиративному погонялу "Лысый" и отвечает: "Братан по имени Друг, ну коли у тебя с охраняемой стоянки среди бела дня автомобиль угнали - то нам такие уроды по имени Казлы в банке не нужны. You're fired". И тут маячивший доселе на горизонте пиздец по имени Инфаркт вошел с ничтожной сосиской по имени Афанасий Утюг в непосредственное соприкосновение. Ну там, похоронили, все дела.
Но это еще не все!
Той же ночью сидел на своей хазе председатель правления по имени Вован, не трогал никого. А тут из стены как высунется полупрозрачная харя ничтожной сосиски по имени Афанасий Утюг, ныне покойной. Как заорет!
- У-у-у! - вопит. - Уебу, сука!
И уеб.
Такие дела.

VI. Золотая шкурка

Одна бравая сосиска по имени О'Дэсиня, она же - по имени Й. Озон, она же - по имени Херикл, она же - по еще ста восемнадцати именам, перечисленным в Приложении А, решила спиздить Священную Золотую Сосисочью Шкурку. И, что самое интересное, спиздила, шустрая!
Еще бравая сосиска по имени О'Дэсиня и т. д. порушила какой-то город.
Еще бравая сосиска по имени О'Дэсиня очень любила музыку, просто фанатела с нее. Боясь в пароксизме эстетического наслаждения утратить многажды воспетый самоконтроль, она часто залепливала себе уши воском. За это ее однажды под вой сирен загребли в ментовку, решив, что это новый способ приема запрещенных наркотических веществ.
Еще бравую сосиску часто душила не то жаба, не то змеюка. Один хрен - членистоногое, кто там разбираться будет.
Вообще эта сосиска чертову тучу всяких глупостей совершила. Потому что все время искала неприятностей на свою задницу. Ну, я все перечислять не буду, что я - Симпсон?
Еще сосиска по имени Легион вывела из элитного подземного борделя самую дорогую валютную проститутку, очаровав персонал бренчаньем на гитаре. На гитаре бравая сосиска бренчала просто охуительно - потому что очень любила музыку. Но лабать предпочитала с залепленными воском ушами.
Еще бравой сосиске по имени О'Дэсиня и т. д. часто приписывали эпическую силу. Еще чаще эпическую силу у бравой сосиски по имени О'Дэсиня отписывали, и тогда приходилось оную силу доказывать на практике, о деталях чего мы умолчим, потому что очень непристойно. Но на самом деле бравая сосиска очень хотела домой, к маме. По имени Ма.
Эта бравая, но очень придурочная сосиска не одну сотню лет болталась по всему средиземноморскому региону, потому как страдала географическим идиотизмом и могла заблудиться даже меж трех винных амфор.
И вот приходит однажды - совершенно случайно, вообще-то она шла в кабак - бравая сосиска по имени О'Дэсиня и т. д. домой, совершенно охуевшая от такого нежданного счастья. Ну там, сопли, слезы, "мама!" кричит. Набухался на радостях, пятку почесал, спать лег. И тут является бравой сосиске по имени О'Дэсиня и т. д. призрак Предвечной Первососиски по имени Нарратор и говорит сосисочьим голосом:
- Ну, так... Два сюжета из четырех Предвечных ты уже отработал... Паши дальше.
Но бравую сосиску по имени О'Дэсиня и т. д. все это уже заебало, поэтому она послала призрак Предвечной Первососиски по имени Нарратор в жопу, проснулась и совершила сеппуку, которое у сосисок именуется "бутыльбродден".
Потому что сколько ж можно авантюрничать? Не жизнь это.

VII. Безымянная

Одна очень знаменитая безымянная сосиска - чемпион по подводному плаванию, - проплыла под водой почти сто тысяч километров. Потом, разумеется, сослепу и от полного офигения заплыла в какую-то подводную пещеру, застряла, а выбраться не смогла. Так и померла там, будучи совершенно забыта на поверхности земли.
Потом уже, когда остров с этой самой пещерой рванул, таинственными воздушными потоками занесло в цивилизованные земли полупротухший кусок сосиски с загадочной татуировкой "Mobilis in mobile".
Все цивилизованные сосиски по разным именам очень удивлялись.

VIII. Котлета Каскершпилей

Одна молочная сосиска по имени Христофор Иванов была совершенно молочной. Зубов у молочной сосиски по имени Христофор Иванов еще не наличествовало, и оттого вынуждена она была питаться жидкою пищею, преимущественно - молоком, ибо не имела возможности к кусанию, жеванию и погрызу. И вот однажды молочная сосиска по имени Христофор Иванов не рассчитала своих молоковсасывательных сил, захлебнулась струей пенистого белого напитка и умерла. И заметьте, дорогие читатели! Ни одна распоследняя блядь не пролила ни единой слезинки над скромной могилкой безвременно усопшей молочной сосиски по имени Христофор Иванов, ибо не имела молочная сосиска по имени Христофор Иванов ни малейших признаков каких бы то ни было конечностей, а от того не могла оная молочная сосиска по имени Христофор Иванов выходить либо же выползать в свет. Потому-то ее никто и не знал. А над незнакомой молочной сосиской что слезы лить, верно?
Исторической справедливости ради необходимо отметить, что неказистое надгробие молочной сосиски по имени Христофор Иванов ныне украшает надпись: "Не имей сто рублей, а имей сто блядей". Согласно народной молве, надпись эту собственноручно нанесла докторская колбаса по имени Вотъ Сонъ - известный сексопатолог и потаскун - при молчаливом попустительстве своего высокопоставленного друга - прококаиненной охотничьей колбаски по имени Шейлок Горлум. Другая версия утверждает, что надпись исполнена незадолго до смерти персловутой котлетой Каскершпилей, которая хоть и выла на торфяных болотах как последняя... выпь, но ни рук, ни ног, ни пасти не имела, и оттого была бы обречена на вечное прозябание в глуши, если бы не извлекли ее оттуда по просьбе самого лорда Каскервиля (коему вой котлеты мешал спать) вышепомянутые авантюристы.
Однако вместо того, чтобы сдать пойманную котлету властям, докторская колбаса по имени Вотъ Сонъ и прококаиненная охотничья колбаска по имени Шейлок Горлум подлым образом сожрали пленницу на могиле вышепомянутой молочной сосиски по имени Христофор Иванов, с коей наша история началась, но коей она и завершится.
По факту возбуждено уголовное дело. Даже четыре.

IX. Морозильничьи джунгли

Давным-давно, кажется, в прошлую Лямбду перед Откупориванием, в Большом Морозильнике жила толстая и тупая сосиска из опилок под именем "Швондерс". Это значит, что сверху на Морозильнике была табличка с надписью "Швондерс", - а она под ней жила. Ну и замерзла нахуй... Кто ее просил лезть в Большой Морозильник?
Я одного не понимаю - что это у меня все умирают?!

X. Мудрость юности

Одна юная, но уже очень мудрая сосиска по имени Джон Уебстер говорила так: "Море крови... Вот как надо писать!"
Ну и она тоже, разумеется, умерла. Это давно уже было. Но, в общем, вывод из этого только один - все сосиски живы одинаково, но все сосиски смертны по-разному.

FIN

© РЫ



< Во Всякую Фигню. > < В Пуговички. >

TopList
last modified 16.08.01