Виктор Ночкин

robinson@ostrov.ok




Александр открыл глаза. Как всегда - мягкий прохладный полумрак, тонень-кие лучики пробиваются сквозь прорехи в пологе… Александр сел, потянулся, опустил ноги на пол - под ступнями песок. Крупные идеально круглые белые крошки. Прежде он выметал их по вечерам, перед сном… удивлялся, откуда каждое утро появляются на полу песчинки. Вход закрыт пологом, ветра нет - так откуда?.. Потом удивляться перестал, просто принял еще одну особенность жизни здесь - вот этот песок под ногами по утрам. Песок не мешает, даже приятно. Здесь хорошо. Здесь очень хорошо летом. Мелодичный голосок прозвучал в голове, где-то у правого виска: "А если бы зима?.." Какая чушь… Шизофренический бред плохо осведомлен - здесь всегда лето.
Александр поднялся и прошлепал по белому песку к выходу, отдернул полог и глубоко вдохнул… Еще раз. Потом громко отчетливо произнес:
- Здесь хорошо. Летом здесь очень хорошо. Здесь всегда лето.
Постоял на пороге несколько минут, возвратился к кровати, присел. Не глядя, протянул руку и взял гроздь винограда. Виноград немного кислый - еще не вполне доз-рел, но этот кисловатый привкус тоже по-своему приятен. Спелая сладость еще успеет на-бить оскомину, по опыту прошлых лет Александр уже знал, что когда ягоды дойдут, он уже через три-четыре дня станет выискивать неспелые грозди - вот такие, как эта…
Не слишком крупные виноградины, розовая терпкая мякоть под фиолетовой кожицей… Мелкие косточки.
- Здесь хорошо. Летом здесь очень хорошо. Здесь всегда лето.
Александр прислушался. Ничего. Мелодичный голос не возвращался, в голове приятная тяжесть. Что сегодня снилось? Кажется, сны были… и кажется, цветные. Что именно - Александр, как обычно, не смог вспомнить. Нужно вспоминать сразу, едва от-кроешь глаза - а потом поздно. Ну, неважно. Сны… сны - ерунда. Здесь хорошо. Летом здесь очень хорошо. Здесь всегда лето.
Александр отложил кисть с остатками ягод. Ну что ж, пойдем… осмотрим границы владений. Он взял старый рюкзак с потертым самодельным ремешком из кожза-менителя - прежний давно перетерся. В путь!
По знакомой тропинке, мимо неопрятных лохматых кустов. У обрыва остано-вился справить нужду… не спеша подтянул штаны… Это он повторяет день за днем - од-но и то же, одно и то же. "А что еще можно делать здесь? Выбор невелик…" - прозвенело в правом виске.
- А, ты здесь… Ну, идем?..
"Удачной охоты" - с насмешливым оттенком. Шизофрения с чувством юмо-ра… Александр спустился к берегу и пошел вдоль кромки прибоя. Прибой - громко ска-зано. Сейчас отлив, крошечные волны набегают на идеально ровный песчаный пляж, шепчут, лопаются пузырьками ажурной пены… отползают обратно… оставляя мелкие ра-ковины, лохматые пучки водорослей… изредка - дохлых рыбешек. На песке. Крупные идеально круглые белые крошки.
Первую бутылку Александр отыскал, пройдя метров пятьсот. Поднял, встрях-нул, разглядывая на свет сквозь мутное, облепленное тем же белым песком, стекло… Внутри перевернулась свернутая в трубочку записка. Есть. Серебряный голосок молчит - и ладно. Сунул бутылку в рюкзак и зашагал дальше, не оборачиваясь, не глядя, как мягкие волны слизывают отпечатки его ног, восстанавливая идеально ровную плоскую поверх-ность. Точно так же его собственная память поступает со снами - нежно, мягко уничтожа-ет всякий след.
К полудню Александр вернулся в хижину, сдвинул миску с виноградом на край стола и вывернул рюкзак с гремящей и звякающей добычей. Неплохо. Рюкзак поле-тел в угол, а Александр придвинул стул. Сел. Выпрямился. Нарочно не спеша, растягивая удовольствие, протянул руку и взял первую бутылку, аккуратно поддел пробку, медленно вытянул и отложил в сторону. Еще пригодится. Самодельным деревянным пинцетом вы-тянул бумажку, развернул, расправил - но не стал читать. Потом прочтет все, одну за дру-гой. Ритуал. За первой бутылкой последовала вторая, третья… Вот и все. Александр сплел ладони, хрустнул пальцами и взялся за чтение. "Ваша корреспонденция, милорд!" - в пра-вом виске.
Итак, первое письмо. "Опытный плотник обучит работе по дереву. Приму лю-бой заказ, в том числе - изготовление набора инструментов из подручного материала. Широкие возможности, индивидуальный подход. Заказавшему плот - специальный бонус, три урока судовождения. Мастер широкого профиля - Фернао Лопес. Координаты, приме-ты…". Занятно, не более. Бумага ветхая, истертая, повторно использовать не удастся. Экономный ты, Фернао Лопес. Следующий. "Врач широкого профиля - терапевт, хирург, специалист по легочным заболеваниям, и тэ дэ… и тэ пэ…" Доктор, у меня шизофрения, что посоветуете? "…помните, укусы тропических насекомых… насекомые являются пе-реносчиками опаснейших…" Доктор, доктор… вы много пишете, это плохой признак - профессионал так бумагу не расходует. К тому же здесь нет насекомых, да и легочные за-болевания? Климат мягкий, ровный - летом здесь очень хорошо. Здесь всегда лето. "…ваш внимательный врач Хенри Питман, доктор медицины. Координаты…" Эту запис-ку оставим, бумага хорошая, почти новая - можно подтереть, отбелить. Пригодится. "Ис-кусство общения. Как завести и удержать друзей, как привлечь…" Ерунда. Следующий… "Организуем массовые рассылки Ваших предложений. Качественная стеклотара, надеж-ные пробки… разборчивый почерк… водонепроницаемые… та-та-та… бла-бла-бла… Ин-формационная служба "Океан", координаты…" Забавно. Следующий. "Охранные систе-мы "Антиканнибал". Воспользуйтесь нашими сигнальными комплексами! Консервные банки на проволоке - вчерашний день! Мы предлагаем совершенно новые…" Ерунда ка-кая… Следующий… Следующий…
…Вот и все. Уже третий день не появляется эта - "раскрепощенная и без ком-плексов", обещавшая "скрасить досуг", эта, с аккуратным мелким почерком... у нее были такие забавные завитушки в прописном "f"… Третий день… Может, что-то случилось?..
Ну да ладно, пора готовить свои письма - скоро прилив. Александр положил перед собой пачку аккуратных бумажных прямоугольничков, поставил чернильницу. Кстати, надо бы пополнить запас чернил, сходить к дальним холмам, где растет эта мелкая черная ягода, названия которой Александр не знает… Ну что, за дело? Серебристый голо-сок молчит. Где ты, муза?.. Молчит. Александр обмакнул перо, аккуратно придержал на краю чернильницы, чтобы сползла капля… Хотелось взвыть, заорать, большими буквами, через пробел, с подчеркиванием: "Люди! Л Ю Д И!!! ГДЕ ВЫ, СВОЛОЧИ?! ПОЧЕМУ НЕ ОТВЕЧАЕТЕ, ДРЯНИ?.. ПОДОНКИ… МИЛЫЕ, РОДНЫЕ, ХОРОШИЕ!.. ГДЕ ВЫ? ПОЧЕМУ?.. ПОЧЕМУ НЕ ПОЯВИТЕСЬ? ЖАЛКО ВАМ, ЧТО ЛИ? ШЕСТЬ ЛЕТ… ШЕСТЬ ЛЕТ ЛИЦА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО НЕ ВИДЕЛ!.. ПРИДИТЕ, ПРИПЛЫВИТЕ, РОДНЕНЬКИЕ, ЗАБЕРИТЕ ОТСЮДА!!! СПАСИТЕ…" - но вместо этого рука привычно выводила каллиграфически: "Опытный педагог в кратчайший срок обучит английскому. Грамматика, устойчивые обороты речи, основы деловой переписки, формулы вежливости. Гарантирую внимательное отношение, индивидуальный подход, оригинальные методики обучения. Ваш друг и надежный партнер Александр Селкирк…"

© Виктор Ночкин, 2005



< Во всякую фигню. > < В Пуговички. >
< Рецензии в Библиотеке Свенельда >
< Ваш личный донос о вышеизложенном в ФБР >
< Хрюкнуть в КГБ >

TopList
last modified 07.10.05