Иван Матвеев
Пираты Эльдорадо




"И мышь - это чудо, которое может одно пошатнуть
секстильоны неверных!"
(с)"Песня о себе", Уолт Уитмен.


"Сидя на мягком сиденье метро, Гнорри задремал. Ему необходимо было расслабиться перед игрой в воздушный хоккей."
- Ну это же чушь какая-то, - заявил Ян, и захлопнул книгу. Лейла насупилась:
- Вовсе не чушь. Возьми то же метро - как тебе идея подземных повозок для передвижения по городу? Меня это просто очаровывает. А сам гном - такая прелесть! Хотя мне больше нравится...
Ян пустил книгу по столу обратно к Лейле:
- Надо же. Тебя очаровывают приключения гнома по имени Гнорри Горшочник. В вымышленном мире. Где обычные гномы ездят в каком-то метро, играют в воздушный хоккей, и враждуют с рэпперами. Так и не понял, кто это такие. Эскапизм, Лейла, вот что.
Пантера фыркнула, и направилась к дверям в приемную. Этот спор длился уже не первый день, с тех пор, как книга приобрела невероятную популярность в Эльдорадо. Надо сказать, и у Лейлы, и у Яна было немало сторонников. Город буквально разделился на два лагеря.
Лейла прочла всю книгу от корки до корки за один вечер. После чего донимала Яна до тех пор, пока не прочел и он. Вспыхнувшая литературная баталия все еще напоминала о себе такими вот стычками.
Запищал селектор.
- Решила признать поражение?
- Шеф, у нас проблема, - голос Лейлы был каким-то севшим.
Дверь распахнулась, и в офисе появились два старых знакомых Яна. Один из них был Слайджа Бутс, юный эльф-аристократ. Юность Слайджи была относительной: ему было за восемьдесят. Для эльфа - всего ничего. Тем не менее, Бутс занимал высокое положение в обществе и при дворе. Да к тому же успел войти в историю города, одарив названием один из переулков.
Правда, он не очень любил об этом вспоминать.
А вот второй посетитель....
- О нет! Шизокрыл!!!!
Средних размеров летучая мышь плюхнулась на софу. Джуди Шизокрыл, в недалеком прошлом - талантливый вор, пойманный Яном. Предполагалось, что сейчас Джуди отбывает назначенное судом наказание.
- Поверь, я тоже не в восторге от встречи, - буркнул мыш, складывая крылья.
- Привет, Ян, - начал Слайджа, присаживаясь, - Знаешь, так получилось...
До Яна дошло. Судя по выразительному взгляду вошедшей Лейлы, она тоже не испытывала никаких иллюзий.
- Не может быть.
В Эльдорадо одним из видов наказания был так называемый "джинн". Преступника зачаровывали судебным жезлом, и отправляли в качестве прислуги кому-нибудь из горожан. Считалось, что при этом все остаются довольны: преступник - мягкостью наказания, горожанин - дареной рабочей силой. На деле "джинн" популярностью не пользовался.
- Ян, это все судья Локон. - Видно было, что Слайджа едва сдерживает смех.
- Где он сейчас?
- В отпуске. На неделю.
Судьи обязаны были носить жезлы с собой. Отменить наказание мог только тот же судья.
- Неделя... - с ужасом выдохнула Лейла.
Эльф прикрыл рот рукой, делая вид, что его одолел приступ кашля. Все трое мрачно на него уставились. Слайджа встал:
- Кхм...Ну...у меня еще масса дел, Ян. Лейла, рад был тебя увидеть, ты, как всегда, обворожительна...
- Бутс, - угрожающе сказала пантера, - Галантность тебя не спасет. С каких это пор ты стал судебным исполнителем?
- Понимаешь, судья, зная о нашем знакомстве, попросил меня лично...- Слайджа не выдержал, и захихикал. Лейла показала клыки. Ян искал подходящие к случаю ругательства.
Шизокрыл как раз их и бормотал.
- Уфф...Я побежал. Увидимся. - эльф исчез за дверью. Из приемной донесся несдерживаемый более хохот, после чего хлопнула наружная дверь.
Воцарилось молчание.
Первой заговорила Лейла:
- Масса дел у него. Конечно. Знаешь, куда он пойдет первым делом? Расскажет все Сурфа.
Ян рассеянно кивнул. Что, собственно, такого ужасного в общении с Шизокрылом, подумал он? Подумаешь. Обычная летучая мышь, только вор.
- А где ты хранишь пиво? - с любопытством спросил вышеупомянутый Шизокрыл, оглядывая кабинет.

***
Эльдорадо - город с богатой историей. Каждая улочка, каждый мост имеет собственную легенду. Или хотя бы байку.
Например, один из королей - его звали Мак-Джорус VI - решил совершить экскурсию по городу. Да такую, чтобы обойти каждую улицу, пройти через каждый мост только один раз.
Как придворные рассчитали ему такой маршрут - рассказ отдельный. Историческую роль сыграло другое. Мак-Джорус VI любил поесть. Мягко говоря. И в процессе прогулки по городу король приказал записывать названия тех точек маршрута, где ему хотелось есть.
Вернувшись во дворец, король издал указ, где говорилось, что по каждому записанному адресу должна быть построена забегаловка.
Город, понятно, слегка удивился, но - почему бы и нет. Трактиры построили, назвав их "Следами Мак-Джоруса". По порядку. Постепенно громкое название превратилось либо в "След такой-то", либо просто в "Макджорус". Символом каждого была стилизованная корона.
Как раз в таком вот "Макджорусе" заседали Ян с Лейлой, пытаясь прийти в себя. Шизокрыл был оставлен дома со строгим предписанием - лапами ничего не трогать.
- И что мы с ним будем делать?
Вопрос повис в воздухе.
- Да ладно. Всего-то неделя. Ну, пусть посуду моет.
Лейла посмотрела на Яна так, словно впервые увидела.
- Мышь? Посуду?
- Ну...
- Остается только удивляться, почему к тебе клиенты еще приходят, - пантера фыркнула.
- Видимо, потому что остальные еще тупее, - буркнул Ян, поворачиваясь. И уткнулся взглядом в стоящего рядом незнакомого типа.
- Вы, случайно, не Ян? - осведомился тот.
- Да-да, - поддакнула все еще возмущенная Лейла, - Именно случайно.
Незнакомец был довольно высокого роста, бледный, весь в белом, да еще и с белым плащом на плечах. Под плащом были видны какие-то украшения.
Рядом стоял гремлин, которого Ян сразу и не заметил. Пока тот не подал голос:
- Да он это, он. И пантера та самая.
Незнакомец неожиданно схватил Яна за воротник, рванул к себе:
- Мерзавец. Тебе лучше вернуть...
- Идиот! - возопил гремлин. - Он не крадет вещи, он их ищет!
Наступило молчание. Взгляды всех посетителей обратились на застывшего незнакомца, Яна, и удивленную пантеру.
Незнакомец кашлянул. Осторожно опустил Яна на место, поправил ему одежду.
- Извините, - сказал он, после недолгого раздумья. - Так получилось.
Ян медленно смерил его взглядом:
- Что, день был трудный?
- Детство, - поправила Лейла.
Тип в белом никак не отреагировал на выпад. Похоже, вновь пребывал в задумчивости.
Наконец, он сказал:
- Тогда я хочу нанять вас.
Дзынь!
На столик, глухо звякнув, шлепнулся солидных размеров мешочек.
Ян и Лейла переглянулись.
Если там, внутри, золото, то можно и простить хамское поведение потенциального клиента, подумал Ян. К тому же, тот извинился.
- Задаток, - пояснил клиент. И сразу перешел из разряда потенциальных в текущие.
- Хорошо, для начала скажите, как вас называть.
- Мор.
Мор? Ничего себе имечко.
- Как меня зовут, вы уже знаете, а это, - Ян кивнул в сторону пантеры, - Лейла, моя помощница и секретарь. Вам удобнее разговаривать здесь, или у нас в офисе?
- Неважно.
Где-то сбоку кашлянул гремлин. Мор, не глядя, передал ему монету, и тот выметнулся за двери. Посетители, уверившись, что инцидент исчерпан, вернулись к своим делам. В "Макджорусе" воцарился привычный негромкий гул голосов.
- Итак, что, где, когда, и - кто?
На последний вопрос обычно мало кто отвечает.
- Сегодня днем, пираты.
- Пираты?! - удивилась Лейла. - Вы прибыли по реке?
Мор помолчал. Вероятно, это должно было означать смущение.
- Нет, посуху.
- Тогда как?
Общеизвестно, что пираты на суше никого не грабят. Все дело в очередном короле. Вполне возможно, что не король был тому причиной, но жителям Эльдорадо уже как-то привычно валить все на королевскую династию.
На этот раз речь шла о короле, которого спас от речной Джагги какой-то вольный капитан. После чего благодарное Величество сделал Золотую реку за чертой города нейтральной территорией, фактически отдав ее в руки пиратам. Маразм этой истории ясен даже последнему гремлину, но все в нее верят. Потому что иного оправдания того, что на пиратство смотрят сквозь пальцы, никто не знал.
Зато стоило пирату напакостить на суше, он сразу же терял свою неприкосновенность.
Так, подумал Ян, а ведь этот тип не местный. Откуда он?
Мор тем временем достал из-под плаща какой-то свиток, и положил его на стол. Раскатал.
- Карта! - восхищенно сказала Лейла, - Настоящая карта сокровища, с крестиком! Мы будем искать клад?!
- Нет, - степенно ответил Мор, - Я его уже нашел. Я - профессиональный искатель сокровищ.
История, которую поведал Мор, можно было назвать не иначе, как странной. Карту ему продал проверенный поставщик подобного рода вещей. Запасшись необходимым снаряжением, Мор отправился добывать клад. После ряда обычных, - для него, - приключений, клад был найден. И буквально перед самым Эльдорадо какой-то пират банально стукнул Мора по голове, и когда тот очнулся - сокровища как не бывало. Кроме того, Мор не мог вспомнить, что именно он добыл.
- Видимо, от удара, - мрачно предположил он.
- А как выглядел пират? - спросил Ян.
- Ну... Я не очень разглядел. Высокий такой, сильный, - тут он скривился, машинально потрогав голову, - Весь в этих пиратских одеждах, платках, и побрякушках. Пират и пират.
Ян вздохнул. Выводы были просто очевидны.
- Выходит, у нас всего две ниточки. Первая-опознать пирата. Это вряд ли удастся. Вторая - узнать, что же это было за сокровище. Надо знать, что ищем.
- Ты хочешь сказать...?! - Лейла чуть не взвыла, но вовремя сдержалась, - Шеф, у меня, между прочим, морская болезнь!!!
- Ничего, - угрюмо сказал Ян, - Это не море. Это река.

***

В заведении под названием "У Ленивой Гусеницы" было, как всегда, шумно. Название, надо сказать, себя вполне оправдывало: Сурфа, хозяин кабачка, и впрямь был гусеницей. Хотя ленивым его назвать было трудно. В кабачке собирался довольно разношерстный народ, но, по большей части, это были погонщики муравьев - представители нелегкой и крутой профессии.
Итак, в "Гусенице", как обычно, было шумно. И шум этот, с досадой отметил Ян, касался его лично.
- ...Ну вот. И, стало быть, заходит Слайджа к нему с этим мышем, а...
Сурфа, неторопливо вещающий из-за стойки, вызывал громогласный хохот почти каждой своей репликой. Яна в "Гусенице" знали, а подробности недавнего дела с участием Шизокрыла знал вообще весь Эльдорадо.
Ян дождался паузы, и кашлянул.
Все уставились на него. Затем, сдерживая хихиканье, разбрелись по своим столикам. Ян подошел к стойке, и наградил Сурфа весьма и весьма выразительным взглядом. Гусеница невозмутимо толкнула по стойке наполненный стакан:
- А чего ты ожидал? Шутка сезона, можно сказать. Привет, Лейла, ты, как всегда, обворожительна...
- У Слайджи нахватался? - Лейла гневно фыркнула. - Что нам теперь с этой мышью делать?
На физиономии у Сурфа появилось некое напряжение, какое бывает, когда кто-то очень-очень старается не расхохотаться.
Ян вздохнул. Идея уехать на недельку из города начинала казаться все более привлекательной.
- Мне нужен корабль, - без прелюдий объявил он.
- Корабль?! Зачем?
- Решил податься в пираты. Буду грабить таких вот остряков.
- Для этого тебе придется заманить меня на воду, - пробурчал Сурфа, - А что до дешевых острот, начать грабеж тебе придется с себя. Ты зафрахтовать хочешь?
- Да.
- Погоди, - Он вышел из-за стойки, и прошел куда-то вглубь зала.
Лейла проводила его взглядом, и заявила:
- Мне эта затея нравится все меньше и меньше.
- Почему?
- Ну, не считая моего отношения к водным прогулкам, есть еще один очень существенный момент. Этот момент сидит у нас в конторе. Если выражаться более доступно: куда мы денем Шизокрыла?
Ян так и застыл. Оставлять Джуди одного в доме на все время поездки - не обсуждается. Кроме того, находящийся под действием "джинна", он не мог удаляться от Яна более чем на расстояние от одного конца города до другого.
Путешествие в дивной компании Мора и Шизокрыла. Что может быть лучше?
Вернулся Сурфа.
- Будет вам корабль. Прямо сейчас в "Речной Джагге" гуляет некто капитан Минкс. Вот его и спросите. А куда вы, ребята, денете Шизокрыла?

***
Потолковав еще немного о том, о сем с Сурфа, Лейла и Ян направились в "Речную Джаггу". Здесь надо отметить один необычный факт. Дело в том, что, когда король отдал пиратам реку, торговцы, понятно, оттуда сбежали. Пиратам стало некого грабить.
Решение проблемы пришло само собой. Пираты попросту сами начали осуществлять перевозки пассажиров и товаров по реке. Продолжая при этом грабить, но уже друг друга.
Поэтому "Речная Джагга", названная в честь речного чудища (которого никто не видел, но байки ходили сотнями) была самым что ни на есть обычным притоном пиратов.
Хотя, притон-это грубо сказано. Скорее, конторой по найму и таверной по совместительству.
"Джагга" располагалась прямо у речного порта.
Единственное место, где можно было увидеть ту картину, что Ян увидел при входе.
Пьяный (конечно же) гремлин в обнимку с не менее пьяным эльфом, пошатываясь, вышли из дверей таверны, невнятно горланя какую-то песню.
Лейла аж села.
- Ты видел то же, что и я? - спросила она Яна. Тот молча кивнул.
- Пираты...
- Я не об этом. Гремлин же ему по пояс!
Внутри "Джагги" дым стоял коромыслом. Гам примерно такой же, как и в "Гусенице", и Ян чувствовал, что перестрелки здесь также явно не редкость. Хотя Сурфа выгонял поединщиков наружу-дым от револьверов был очень уж едким.
Пробравшись к стойке, Ян спросил флегматичного бармена, кто здесь капитан Минкс. Тот ткнул в ближний угол.
За столиком, в окружении грозного вида громил, сидела хрупкая женщина в красно-черном платке, одежде таких же цветов, и даже ее кортик был с черной рукоятью и рубином. Женщина бурно размахивала руками в опасной близости от физиономии собутыльников, и о чем-то громко вещала. О чем именно, уловить было трудно из-за общего шума. Ян вновь перевел взгляд на бармена.
- Вот она, что ли?
- Ага, - осклабился тот, - Капитан Птичка Минкс. Бешеная, как Сурок.
- Птичка?...
- Угу. Не советую с ней шутить по этому поводу.
- Нам сегодня везет на колоритных личностей, - пожаловался Ян Лейле. Пантера рассеянно кивнула, рассматривая пиратку.
Подойдя ближе, Ян несколько раз вежливо кашлянул, но, поняв, что так он внимания не добьется, кивнул Лейле. Этот трюк они применяли не раз, с неизменным успехом.
Когда вежливо кашлянуть пытается пантера, внимание обращают все.
Минкс и пираты уставились на Яна и Лейлу. Ян мило улыбнулся:
- Капитан Минкс? Я по поводу фрахта.
Птичка шмыгнула носом, и сказала своим собеседникам:
- Все, работа, работа. Клиент приперся, так что потом доболтаем. Но мамой клянусь, я видела эту долбаную Джаггу!
И, уже обращаясь к Яну и Лейле:
- Торговцы, что ли?
Ян сел на освободившееся место, Лейла, недовольно бурча о том, что для пантер в таверне ничего не приспособлено, села рядом прямо на пол.
- Нет. Меня зовут Ян, это - Лейла, моя секретарша. Мы просто собираемся отправиться на юг. И с нами будет еще один человек.
- И мыш, - добавила Лейла. Ян скривился.
- И мыш.
- Мыш? - Птичка задумалась, потом посмотрела на Яна повнимательней, перевела взгляд на Лейлу, и вдруг довольно захохотала.
- Так это вам "подарили" летучего ворюгу?
- Я же говорила-весь город знает, - вздохнула Лейла.
Внезапно над столом что-то ярко вспыхнуло, хлопнуло, и на стол упала мышь. Все вздрогнули от неожиданности. Вспикнув от удара, мышь пожаловалась:
- Снова на пол-метра выше, чем надо.
- Это же хрономышь! - воскликнула Птичка, придя в себя.
- Да. Служба доставки информации. Наш девиз: "В когда угодно!" - гордо продекламировала мышь, после чего повернулась к Яну:
- С вас десять золотых за доставку, и еще пять-за идею.
Хрономышиная служба доставки была полумифическим достоянием Эльдорадо. Полумифическим-потому, что не все верили в ее существование. Вкратце, хрономыши могли путешествовать во времени, и драли за доставку, скажем, деньрожденишных поздравлений в прошлую среду, бешеные деньги.
- Какая идея? - растерянно спросил Ян, доставая моров мешочек. Тому предстояло изрядно похудеть.
- Понятия не имею, - доверительно сообщила мышь, сгребая золото. - Пока!
С той же вспышкой и хлопком она исчезла.
- Мдааа, - протянула Лейла на фоне общего молчания, - Ты был прав. Везет на колоритных личностей.
- Веселые вы ребята, я смотрю, - сделала вывод Птичка, - Остается только надеяться, что ты не заплатил этой хронозверушке свои последние деньги, потому что я принимаю твое предложение. "Наглец" уже завтра будет готов к отплытию. Золотой в день.
- Идет. Завтра будем на причале. - Ян встал, и зашагал к выходу, прикидывая, как бы помягче объяснить Мору, что расходы оплачиваются отдельно. Лейла шла рядом, размышляя о чем-то своем.

***
Картина, представшая их глазам дома, была удивительной.
Крайне удивительной.
Во-первых, на кухне подогревалась какая-то странная, но аппетитно пахнущая еда.
Во-вторых, везде было чисто.
В третьих, Шизокрыл сидел на столе Яна, читая книгу про Гнорри Горшочника. Рядом стояли пять пустых и одна ополовиненная бутылка пива.
- Классная книжка, - заявил он, увидев хозяев дома, - Я бы такую украл.
Видимо, это был высший комплимент чему-либо в глазах летучей мыши-вора.
Лейла удивленно спросила:
- Это ты прибрался?И приготовил ужин?
- Ты видишь здесь где-нибудь еще одну летучую мышь под "джинном"? - язвительно осведомился Джуди. - Я жрать захотел, вы просто вовремя пришли. А приборка-это все "джинн". Я теперь фанат чистоты, ребята. Вижу грязь-в лапах свербит.
- Это все объясняет, - с облегчением вздохнул Ян. - А пиво ты как нашел?
Джуди только ухмыльнулся.
Лейла ушла на кухню, проверить шедевр кулинарного искусства Шизокрыла.
Ян взял со стола ту бутылку, в которой еще что-то оставалось, сделал солидный глоток, и сообщил:
- Пакуй вещи, если есть. Завтра нас ждет корабль.
- Корабль?! Ты свихнулся?- возмутился Шизокрыл, - Я понимаю, у нас теперь появились некоторые сложности, но зачем бежать из-за этого из города!
Подумав, Ян решил, что, раз уж от летучей мыши в ближайшее время не отделаться, полезно будет ввести его в общий курс дела. И рассказал ему события дня. Все это время его преследовало ощущение, что он совершает некую ошибку.
- ...Поэтому давай-ка ты слетай в гостиницу к Мору, и передай ему, что завтра встречаемся в семь утра на южном причале. И вот еще что... - он шепнул Шизокрылу несколько слов на ухо.
- Так рано! - возопил Джуди, захлопывая книгу. - Босс, ты меня тогда, конечно, поймал, но методы работы у тебя-ужасные.
С этими словами он подлетел открытой форточке, и был таков.
Вернулась Лейла:
- Ты знаешь, приемлемо. Хотя гарнир он спалил.
- Он назвал меня боссом, - трагичным голосом поведал ей Ян. Пантера хмыкнула.
- То ли еще будет.

***

"Наглец" выглядел великолепно. Примерно так Ян и сказал Птичке. На самом деле, он видел не так уж много кораблей, чтобы с уверенностью сказать, какой лучше, а какой хуже.
Красно-черного (естественно) цвета, корабль мягко покачивался у причала. На палубе суетилась команда. Минкс ожидала путешественников у трапа.
- Конечно. Это же самый лучший корабль на Золотой Реке.
- Все вы так говорите, - пробубнила Лейла. Но очень тихо. С самого утра она была не в духе.
Мор лишь окинул корабль взглядом, и молча поднялся на палубу. Птичка недовольно нахмурилась, но никак это не прокомментировала.
- Пойдем в мою каюту. У меня тут есть кое-какие идеи.
- Еще один новоявленный гений на мою голову, - фыркнул сонный Шизокрыл, сидящий на багаже.
- Заткнись, - прошипела Лейла, - Без тебя тошно.
Рассевшись за столом в каюте, они подождали, пока Птичка откопает что-то в своем шкафу. Наконец она положила на стол перед Яном и компанией кучу одежды: всяческие платки, браслеты, жилетки, и так далее.
- Переодевайтесь. Побудете некоторое время пиратами.
- Это еще зачем? - подал, наконец, голос Мор. - Я не собираюсь расставаться со своей экипировкой.
Под "экипировкой", подумал Ян, надо полагать, имеется в виду моров собственный набор побрякушек. Откуда у пиратов и искателей сокровищ такая страсть к побрякушкам?
- Вами уже интересовались другие.
- Кто-другие?
- Другие пираты. Уж не знаю, откуда они пронюхали, что у вас есть некая карта... - Минкс сделала многозначительную паузу.
Лейла мрачно посмотрела на Шизокрыла. По ее соображениям, никто больше не мог разболтать о карте.
- Там уже ничего нет, - объяснил Мор Птичке. - Ян считает, что мы можем узнать там нечто, что позволит ему расследовать кражу...
- Стоооп, стоп, стоп! - Минкс замахала руками, - Давайте по порядку. Я, конечно, уже согласилась, но хотелось бы знать, что мне грозит.
Ян, в который раз, изложил всю историю. Это начинало надоедать. К счастью, Минкс не стала вникать в подробности. Убедившись, что сокровище уже изъято, она потеряла всякий интерес к карте.
- Пират, который грабит на суше? - задумчиво пробормотала она. - На такое мог бы пойти....Да нет, чушь.
- Кто? - вскинулся Ян.
- Ну, те хмыри, которые наводили справки, - неохотно сказала Птичка. - Люди с "Красного Изумруда"
- Экипаж дальтоников, не иначе, - прокомментировала Лейла. Шизокрыл хихикнул. Даже на лице Мора появилось подобие улыбки.
Ян открыл было рот, чтобы спросить еще, но Птичка непреклонно подтолкнула к ним одежду.
- Нацепляйте.
И вышла на палубу.
Ворча, вся компания начала дополнять свою одежду предметами пиратского туалета. Ян намотал на голову платок, поменял рубашку на красный жилет, и намотал вокруг талии широкий пояс. Мор неохотно снял плащ, аккуратно отцепил всю свою амуницию, и произвел примерно тот же обмен, что и Ян. Затем прицепил все обратно. Получились два странно незагорелых пирата.
Шизокрыл заржал. Во всяком случае, если летучие мыши на такое способны, то именно заржал.
- Ох, кому рассказать-не поверят!
Лейла остановила попытку повязать очередной платок, и задумчиво заявила:
- Знаешь, Ян, у всех знаменитых пиратов, о которых я слышала, был попугай.
- Попугаи с перьями, и разноцветные, - резонно возразил Ян. - Думаешь, стоит его покрасить?
- Непременно. Но перед этим все-таки надо раздобыть перьев...
- Тут есть перья, - подключился Мор, показывая какую-то шапочку, на которой и впрямь было несколько перьев. - Годятся? - спросил он своим обычным серьезным тоном. Видимо, это оказало решающее действие на Шизокрыла, и тот кубарем выкатился на палубу - подальше от мстительных "пиратов". Ухмыляясь, Ян вышел вслед за ним.
- Поднять паруса! - завопила стоящая рядом Птичка, - Отпусти тот конец! Забирай, забирай понемногу, и правее!
- Обязательно так орать? - с интересом спросил Ян.
- Вообще, нет, - честно призналась Минкс. - Они и сами все сделают. Но я ж капитан.
Подгоняемый ветром, "Наглец" вышел из Южного речного порта Эльдорадо в открытую...реку.

***

- Семь королей. - Ян открыл карты.
- Семь?! - взвыла Минкс, - У тебя семь этих долбаных королей? У меня был "полный дом"!
- А у меня - "стрит", - мрачно добавила Лейла, скидывая карты. - Он жульничает. Это ведь уже какой раз? Пятый? Шестой?
Ян, Лейла и Птичка сидели за столом в капитанской каюте, и играли в пиратский покер. Шел уже пятый день плавания, и Минкс не могла не посвятить пассажиров в тонкости этой игры.
Тонкостей, правда, не было совсем. Пиратский покер отличался от обычного только тем, что в игре использовалось сразу три колоды.
Хоть какое-то развлечение.
- ...а там в полу - замаскированная яма. И, понятно, колья. Сразу за ямой плита, на которую лучше не наступать - выстрелит самострел в стене, - бубнили за окном. Мор делился воспоминаниями с пиратами.
- Пфе. А я бы просто пролетел над ловушками, и все, - презрительно фыркнул Джуди, висящий на такелаже.
За весьма короткий срок он успел достать почти всю команду. Критикуя всех и каждого, он дошел до того, что стал указывать Птичке, как ей лучше командовать. Недолго думая, та привязала его к первой попавшейся веревке, и пообещала соорудить кляп, если он не уймется.
Все это сопровождалось аплодисментами команды и воплями Шизокрыла об отмщении.
Впрочем, скоро он привык к положению пленного, и продолжал отпускать язвительные замечания из своего "кокона".
- Интересная, должно быть, из него получится бабочка, - прокомментировал Ян, сдавая карты. - Птичка, а расскажи нам про этот "Красный Изумруд"?
- А чего рассказывать? - проворчала Минкс, разглядывая свои карты, - Это ренегаты среди пиратов. Нарушают наш кодекс. Их капитан-хмырь по имени Иоганн Коппер. Все его кличут просто "Фарш". Уж не знаю, почему. Говорят, он был квартирмейстером у самого Коршандо.
- Это который продулся в карты Бутсу? - спросила Лейла, подняв ставку.
- Он самый. До этого он был самым крутым головорезом в низовьях Золотой Реки. Еще у Коппера есть шестеро подручных из команды, которые от него ни на шаг. Среди них, между прочим, и тролли. Неприятный тип, в общем...Эй! Я видела!
- Видела что? - невинно осведомилась Лейла.
- Ты подменила карту!
- У нее же лапы, - вступился Ян, - Как она могла это сделать?
- Очень и очень неумело, - согласилась Минкс, - Потому я и заметила.
Из-за окна меж тем все доносилось:
- А на двери надпись: "Скажи, что друг, и входи". Решил-пароль какой-нибудь. Магия.
- И что ты сказал? - спросил кто-то.
- Я не сказал. Я взорвал...
Ян невольно улыбнулся.
- Капитан!!! - отчаянно завопил вдруг кто-то, - Корабль!!!
Минкс выскочила наружу, бросив карты. Через некоторое время послышалась ругань, перемежающаяся приказами поднять все паруса, и если у кого вдруг завалялись весла-пусть гребет.
Лейла печально показала Яну расклад из пяти тузов, и они вышли на палубу.
- Накаркали, - сказала им бледная Минкс, - За нами идет "Изумруд".
В кильватерной струе "Наглеца" держался весьма странный корабль. Вроде бы он был окрашен в зеленый цвет, но какой-то проказник, похоже, обляпал его красной краской-так, что она стекала к ватерлинии поверх зеленой. Видимо, подумал Ян, именно этим окрасом он и заслужил такое странное название.
До него донеслись какие-то вопли с "Изумруда".
- Дрянь дело, - знающе заявила Птичка, - Догонят. И не станут придерживаться кодекса.
Ян закусил губу, раздумывая. Затем хмыкнул:
- Может, нам и удасться их заставить. Дальше сама справишься?
- Спрашиваешь! -фыркнула Минкс. Затем с любопытством поинтересовалась:
- А что ты, собственно, собираешься сделать? Погрозить им пальцем, и сказать, что хорошие дяди так не поступают?
- Что-то в этом роде,- ухмыльнулся Ян, и нырнул в каюту, перед этим дав Птичке несколько указаний.
От которых у нее глаза на лоб полезли. А потом и у остальных пиратов.
Через несколько минут вся команда, побросав свои дела, стояла в две шеренги у правого борта, с которым равнялся догоняющий "Изумруд". Впереди стояла Минкс, скрестив руки на груди, и приняв самый что ни на есть надменный вид.
У борта "Изумруда" сгрудилась абордажная команда Коппера-отвратного вида головорезы, возглавляемые самим Фаршем - длинным жилистым типом с огромным абордажным топором в руках. Судя по перекосившей его физиономию ухмылке, он предвкушал развлечение.
Постепенно вопли стихли, и его ухмылка превратилась в гримасу недоумения. Подтянув к себе крючьями "Наглеца", они не встретили никакого сопротивления.
Вся команда противника просто стояла перед ними, загадочно молча. А Минкс так вообще нагло улыбалась.
- Что за хрень, кэп? - вопросил тролль в треуголке, стоящий рядом с Фаршем, - Хрена они так стоят?
- Да, что за хренотень?! - поддержало сразу несколько голосов. Видимо, слово "хрен" занимало почетное место в их лексиконе.
- Молчать, хрены хреновы! - проревел Фарш, - Эти трусы в штаны наложили, увидев нас! На аборд....
- Заткнись, Фарш, - громко сказала Минкс.
Заткнулись от удивления все. Коппер даже топор опустил от такой наглости.
- Сегодня все будет по правилам, - продолжила Минкс. И добавила, передразнивая:
- Хрен хренов.
Коппер заржал, подавая пример своей команде. Затем движением руки заставил пиратов замолчать, и спросил:
- Ты все сказала, Минкс? Теперь мне можно брать на абордаж твой корабль, или посмешишь нас еще?
- Кэп, - шепнул тролль, - Мне кажется, тут что-то...
- Она не все сказала, - ответил хриплый голос откуда-то из-за рядов птичкиной команды. Пираты расступились, давая пройти весьма колоритному персонажу.
Громко стуча сапогами, позвякивая шпорами, он прошагал вперед, к Минкс.
Пираты с "Изумруда" озадаченно разглядывали его черный плащ, штаны с бахромой, и широкополую шляпу, надвинутую на самые глаза.
- Это еще что за хрен с горы? - поинтересовался Коппер, вновь поднимая свой топор.
- Меня зовут, - хрипло сказал Ян, у которого уже горло болело, - Меня зовут Гнорри.
- Но его больше знают, как Грязного Гнорри, - невинно добавила Птичка. - Самый отвратительный и опасный тип Западных муравейников.
- Спасибо, - скромно прохрипел Ян. Затем эффектно распахнул плащ, и положил руки в черных перчатках на рукояти револьверов.
Первых двух револьверов.
Потому что вторая пара располагалсь над поясом, а третья-под мышками.
По рядам пиратов "Изумруда" прошел шепоток.
Коппер ухмыльнулся:
- Ну и что? Нас тут до хрена, а ты один. И не только у тебя есть пушки.
- Но ни один из вас, обезьяны, не умеет с ними управляться, - в тон ответил Ян. Затем поднял палец, показывая на небо, но даже не поднимая головы:
- Видишь птичку?
- Минкс, что ли? - недоуменно спросил тролль.
- Да нет, кретин, - прошипела Птичка, - Птицу! На небе!
Все посмотрели на небо. Там, и вправду, парила на большой высоте какая-то птица. Сказать какая, было сложно, - с такой высоты она походила на точку.
- И чт... - начал было Коппер, когда Ян неуловимо быстрым (как потом рассказывали эту байку в трактирах) движением выхватил револьвер, выстрелил, и вернул его в кобуру - менее чем за секунду.
Сверху раздался приглушенный расстоянием вопль, и птица-точка резко ушла в штопор, через несколько секунд плюхнувшись метрах в ста от кораблей. Пираты заворожено проследили за ней взглядами.
Затем все уставились на Яна. Уже с уважением.
- Если кто дернется, - предупредил он, - Нашпигую пулями раньше, чем успеет сказать "Хрен"
Пираты внимали.
- Следуем кодексу, - сказала Минкс.
- Да ну и хрен с ним! - рыкнул Коппер, - Я тебя и по кодексу уделаю, пернатая!
- Требования?
- Карта! У вас есть карта.
- Хорошо. Если проиграешь - убираешься, и никогда больше не лезешь к "Наглецу".
- Заметано! - нехорошо улыбнулся Фарш.
Бросил топор, и достал кортик. То же сделала Минкс.
Ян тревожно переглянулся с Лейлой, которая встала рядом. Неужто Птичка собирается драться на кортиках с этим бугаем?
Вот так кодекс.
Квартирмейстер "Наглеца" сбегал на корму, и приволок оттуда доску, метра три длиной и полметра шириной. Отдав ее команде, он исчез в каюте капитана.
Ян заметил, что тролль в треуголке куда-то пропал. Пираты "Наглеца" перекинули доску между бортами, сделав шаткий мостик, со стороны "Изумруда" чуть подтянули абордажные крючья, и обе команды заняли зрительские места по бортам, обмениваясь подначивающими криками.
Появился квартимейстер, держа в руках кожаную подушку. Встал рядом с Птичкой.
Тот же маневр проделал появившийся тролль в треуголке, держа лапах точно такую подушку.
Птичка и Фарш синхронно отдали кортики квартирмейстерам, схватили подушки, и вскочили на доску между кораблями.
- Подушечный бой между капитанами, - восторженно сказал боцман, стоявший слева от Яна,
- Речной обычай. Первый раз вижу Коппера с подушкой. Будет что рассказать в "Джагге". Эй, наподдай ему!!!
Птичка пробно ткнула Фарша, и тут же отскочила, уклонившись от просвистевшей над головой подушки капитана "Изумруда". Тот едва не упал, но быстро восстановил равновесие, перекинул подушку из руки в руку, и замер в ожидании.
Некоторое время противники не двигались. Борта кораблей покачивались, стоять на доске было довольно сложно.
Бочком Фарш сделал шаг вперед, и обманным выпадом в лицо заставил Минкс отступить назад, после чего подпрыгнул на доске.
Птичка чуть не упала, что было встречено воплем радости со стороны одной команды, и ужаса-с другой.
Ян решил, что силы уравниваются необычностью поединка: разница в физической силе была не так и важна, когда балансируешь на доске между движущимися кораблями. Даже легкий толчок может уронить противника в воду.
Похоже, Птичке эта игра надоела. В следующие несколько секунд Ян понял, почему она была уверена в победе.
Небрежно протанцевав по доске поближе к Фаршу, она увернулась от его ударов, и ткнула его подушкой в лицо-несильно, но достаточно, чтобы задуматься. И отступить.
Потом она отпрыгнула назад, заставив Коппера пошатнуться тем же самым трюком-качнув доску, - и взметнулась вверх, в сальто перепрыгнув пирата, и одарив его увесистым шлепком по затылку в полете.
Фарш застыл на мгновение, и с ревом навернулся в воду. Птичка изящно выпрямилась, и гордо прошествовала на свою палубу, под радостные крики своей команды.
На борту "Изумруда" все ошарашенно смотрели в воду, откуда доносилась ругань Коппера.
- Поединок решился в пользу "Наглеца"! - Объявил квартирмейстер Птички. Тролль покосился на Яна, и неохотно кивнул.
Внезапно в воздухе на стороне "Наглеца" произошла знакомая вспышка, хлопок, и на палубу свалилась мышь.
- На метр выше, - пожаловалась она, потирая лапкой бок. Затем огляделась. Вокруг были одни удивленные физиономии.
- Где это я?
- На корабле, - неуверенно ответила Лейла.
- Можно без подробностей, - раздраженно сказала мышь, - День недели какой?
- С-среда.
- Ага. Мимо. Салют.
С этими словами она исчезла.
Воцарилось тишина, нарушаемая только поскрипыванием досок и плеском воды о борта. Молчал даже плавающий Коппер.
Затем все, очевидно, решили вернуться к происходящему.
Пираты начали отцеплять крюки, и уже через четверть часа "Изумруд" пропал за изгибом Золотой Реки.
- Уф, - сказала Птичка Яну, когда команда перестала их качать, и поставила, наконец, на палубу, - Я тебя расцелую, когда никто видеть не будет.
- Я, пожалуй, тоже, - сказала Лейла, - Где ты научился так стрелять, шеф?
- Ну...Не зря же я столько времени общался с погонщиками муравьев, - скромно ответил Ян.
- Если уж честно, меня считают одним из самых быстрых стрелков, и...
- Эй, вы, придурки! - донеслось откуда-то, - Сами деру дали, а меня подобрать?! Я же чуть не простудился!!! Вот и помогай потом!
Из-за борта, по очередной веревке, влезал очень, очень мокрый Шизокрыл.
Лейла и Минкс посмотрели на довольно улыбающегося "Грязного Гнорри", и захохотали, вызвав новый поток ругани со стороны летучей мыши.

***
Долго утешать "подстреленную птицу" не пришлось: Лейла подарила Шизокрылу ту самую книгу, про Гнорри Горшочника, а пираты вечером на радостях упоили Джуди до потери способности ругаться.
Во время пирушки Мор что-то сосредоточенно записывал в записную книжечку. Когда Ян поинтересовался, что именно, искатель сокровищ ответил, что записывает каждый хитрый трюк, с которым сталкивается в жизни.
- Потому что, - объснил он, - Никогда не знаешь, что может пригодится в нашей профессии.
- Ясно. Узнал кого-нибудь?
- Что? А...Нет. Им с легкостью может быть любой. - Мор задумчиво постучал карандашиком по книжке. - Увы.
- Ничего. - Ян встал, - Попробуем тогда все-таки от клада...
Мор кивнул, и отошел куда-то в темноту.
Ян стоял у борта, и смотрел на проплывающий вдалеке берег. Из трюма и с кормы доносились разговоры и смех празднующих пиратов.
Рядом появилась Лейла:
- Так. Ты с самого начала это планировал?
- Планировал что? - спросил Ян, догадываясь, что сейчас его, может быть, даже укусят.
- Не прикидывайся дурачком, - сказала пантера, - Ты нарочно сказал Шизокрылу растрепать о карте, чтобы найти самых беспринципных пиратов, способных на кражу на суше. И чтобы дать Мору возможность опознать своего вора.
- Назовем это наитием, - ответил Ян, - Это произошло само собой. И фактически безрезультатно...Не вздумай проболтаться Птичке. Она нас на рее повесит.
- Ну, только тебя одного, остальных-то зачем, - ответил голос за спиной.
- На этом корабле невозможно уединиться, - проворчал Ян, поворачиваясь, чтобы узреть разъяренную Минкс. И очень сильно удивился. Выражение лица Птички было более чем довольным.
- Победителей, знаешь ли, не судят. За удовольствие искупать Коппера любой капитан много бы дал. Но вот за Шизокрыла-можно и на рее... Он учит моих ребят пиратским песням.
- Что?!
- Своим пиратским песням, - с нажимом на "своим", сказала Птичка.
И вправду, с кормы доносились ужасающие звуки вокала Джуди. Пьяным пиратам это, видимо, еще и нравилось. Было от чего испугаться.
Ян с Лейлой поспешили прекратить безобразие, и застали великолепную картину: на Джуди была сооруженная кем-то небольшая треуголка, сногсшибательных размеров серьга с огромным камнем в ней-по размером это украшение больше смахивало на браслет, - и повязанный на шею платок. Мыш голосил что-то неразборчивое. Пираты подпевали. Прислушавшись, Ян уловил следующий куплет:

Эй, 78 бутылок рома на стене,
78 бутылок рома!
Ты схвати одну,
Передай по кругу,
77 бутылок рома на стене.
Эй, 77 бутылок рома на стене,
77 бутылок рома!

И так далее. Судя по цифре, Шизокрыл был еще только в первой четверти своей песни. Открывающаяся перспектива всю ночь слушать этот отсчет до единицы не вдохновляла. Ян начал было ловить солиста, как вдруг это сделал крик боцмана:
- Человек за бортом!
Все, кто еще был не совсем пьян, ринулись на спасение потерпевшего.
Им оказался Мор, который не мог связно объяснить свое падение за борт:
- Не пойму...Словно по голове ударили. Вроде не напивался.
Насторожившаяся Птичка приказала закругляться с вечеринкой. Шизокрыла уволокли на бак, где он никому не мог помешать своими песнопениями, и на этом гулянка была прекращена.
Утром капитан сказала:
- Еще денька три, и мы на месте.
- Дальше пешком, - подтвердил Мор.
Мимо них прошел понурый Джуди. Серьги на нем уже не было; должно быть, потерял, гуляя ночью, решил Ян. Он еще не забыл, как Шизокрыл потерял самую ценную украденную им вещь - камень То. Случайно уронил в Золотую Реку.
- Голова болит, - пожаловался Джуди и, не дожидаясь ответа, скрылся в трюме.
Птичка только вздохнула.
Через три дня "Наглец" пристал к берегу, и Ян, Лейла, Мор и Шизокрыл отправились к загадочному хранилищу клада. К ним присоединилась Птичка, которой очень уж захотелось посмотреть, что это за место. Корабль остался ожидать капитана и пассажиров.
А на двенадцатый день пути у них украли карту.
И Мора.

***

Первым это обнаружил Ян. Ему как раз подумалось, что недурно бы узнать, какие ловушки могут ожидать их на месте.
Эта свежая мысль пришла ему в голову утром. Он вылез из спального мешка с целью разбудить Мора, но Мора на месте не оказалось. Озадаченный Ян прикинул, что как раз была его очередь дежурить - под утро. Растолкав Птичку и Лейлу, он спросил, кто последний видел Мора.
- Что значит - последний? - удивилась пиратка.
- Пропал, - лаконично ответил Ян.
Сонные, все разбрелись по сторонам, в поисках следов Мора. Следов не было. Зато Шизокрыл нашел абордажный топор, воткнутый в дерево неподалеку от их стоянки.
Очень знакомый абордажный топор. К рукоятке была прикреплена записка.
Птичка нервно содрала ее, развернула, и прочла:
- "Ха-ха-ха". Только один кретин мог написать такое в качестве объяснения. Фарш.
- Замечательно, - уныло сказал Ян, - Моя идея сработала лучше, чем можно было себе представить. Копперу пришла в голову та же мысль: карта-хорошо, а тот,кто может обойти возможные ловушки-лучше.
- Кстати, а где карта? - Спросила Лейла.
- У Мора, - еще более уныло ответил Ян, и пошел делать завтрак.
Раздувая костер, он прикидывал дальнейший ход действий. Карту, к счастью, все уже знали неплохо, а Птичка, обладавшая еще и капитанскими знаниями, вполне могла довести их до нужного места. Вопрос только, что делать с Коппером и ловушками. К тому же, впереди еще дня три похода по этим лесам. Всякое может случится...Хотя, вряд ли Коппер задержится, имея на руках карту и Мора. Так что-полный вперед.
За завтраком он поделился своими соображениями с остальными. План был встречен молчаливым одобрением, а Шизокрыл вообще добавил:
- Можешь забыть про ловушки, босс. - Ян вздрогнул, Лейла издала тихое хихиканье, - Я же лучший вор в Эльдорадо.

***

Оставшийся путь до нужного места был проделан быстро и настороженно. По мнению Птички, они буквально наступали на пятки Копперу. Шизокрыла на разведку посылать опасались. Фаршу лучше не знать, что они знают, куда идти.
Ближе к вечеру они, наконец, вышли к пещере - она была входом. Аккуратно вырубленная в скале прямоугольная дыра, с каким-то барельефом сверху. Рядом никого не оказалось.
- Странно, - сказала Лейла, - Неужто они никого не оставили стеречь вход?
- Разболтанный экипаж, - пожала плечами Птичка, - К тому же, они нас не ожидают.
- Ну, - подытожил Ян, - Вперед?
Внутри оказалось, конечно же, темно. Птичка вручила Яну заранее заготовленный факел, а у Лейлы и Шизокрыла было прекрасно развитое ночное зрение.
Джуди унесся вперед-разведать.
Прорубленный в скале коридор, петляя, через некоторое время вывел их в обширный зал, на пороге которого сидел очень задумчивый Шизокрыл.
- В чем дело? - осведомился Ян.
- Мор говорил, остерегаться больших пространств. В особенности, залов.В особенности, с плитками.
- Было дело, - согласилась Лейла. - Еще он говорил остерегаться тесных коридоров.
Птичка тем временем оглядывала зал. Откуда-то сверху шел свет, являя взору лаконичную зелено-сиреневую плитку. В глазах рябило. У стен стояли какие-то статуи.
Ян попробовал ногой плитку. Держит. Простукивая факелом следующие плитки, он пошел дальше, все время ожидая Этого - какой-нибудь гадости.
Остальные осторожно проследовали за ним, рядом порхал Шизокрыл, высматривая опасность.
И тут Это случилось.
Когда они были в центре зала, вспыхнули лучи света - оранжевые, синие, белые, красные, загуляли по залу, забили барабаны, пол задвигался...и откуда-то сверху прогрохотал грозный голос:
- А ТЕПЕРЬ СТАНЦУЕМ "МУРАВЕЙ НА ВЫГУЛЕ"! Я-МИККИ, ВАШ ДИСК-ЖОКЕЙ, И ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В НАШ КЛУБ!!!
Вслед за барабанами полилась дикая музыка, пол задергался сильнее. Ян рванул было к выходу, но тот был закрыт.
Лейла заткнула лапами уши, но звук пробирал до костей.
Положение дел становилось угрожающим.
Всех спасла Птичка.
- Хватит!!!!!! - завопила она так, что даже Шизокрыл, привычный к ультразвуку, чуть не упал на пол.
Музыка внезапно стихла.
- ДРУГУЮ ПОСТАВИТЬ? - неуверенно спросил голос.
- НЕТ! - хором взвыли все.
- Мы так, мимо проходили, - дрожащим голосом пояснила Лейла, не слыша саму себя.
- А. - со скукой ответил голос, - ВСЕ ВЫ ТАК.
Открылся выход, и уже около него Ян заметил, что вокруг зала ведет небольшая тропинка, огороженная черной линией. Простенько, и незаметно от входа.
- Однако, - пробормотала Лейла, когда они поднимались по ступенькам, - Это было похлеще того раза, когда Слайджа пытался научить меня скачкам на муравьях.
- Что значит, командный голос, - сказала Птичка, - Ян, ты уж, пожалуйста, в следующий раз ищи ловушки, а не вляпывайся в них.
- А мне понравилось, - жизнерадостно сообщил Шизокрыл, - Весело было.
Все с отвращением посмотрели на летучую мышь, но комментировать не стали.
Ступеньки вывели их к узкому мостику через пропасть.
Точнее, Пропасть, - с большой буквы. На пути к дну все застилал туман.
Шизокрыл, как существо летающее, а следовательно, не рискующее упасть, протопал по мостику туда и обратно.
- Никакой опасности! - заявил, он подпрыгивая на мостике, - Никакой, видите, я пры...
В следующий момент мостик провернулся на невидомой оси на манер качели, и огрел другим своим концом уже падающего Джуди.
К счастью, тот увернулся, и его только задело по уху. Грязно ругаясь, мыш сел на другом конце пропасти.
- И что делать будем? - Спросила Птичка.
Ян пожал плечами. Качели не были его коньком.
А вот у Лейлы появилась идея.
- По-моему, я знаю, что делать, - сказала она. И просто перебежала мостик - быстро. Через несколько секунд тот снова перевернулся. Ян и Птичка так и застыли.
- Элементарно, - сказала пантера с другого края, наслаждаясь победой. - Шизокрыл слишком легкий, а мостик, к тому же, не сразу перевернулся. Значит, рассчитано на то, что продвигаться будут осторожно, а потом-р-раз....
Преодолев и эту преграду, они почувствовали себя настоящими, опытными искателями сокровищ, за что чуть не поплатились.
Сразу за мостиком Ян наступил на плиту. То-есть, не просто наступил. Плита вдавилась в пол, судя по скрежетанию, запустив какой-то механизм.
В ужасе Ян хотел было рвануть куда подальше, но Лейла закричала:
- Стой!!!
- Что?
- Мор говорил про такие вещи. Оказывается, западня часто срабатывает, когда ты сходишь с плиты.
Птичка оглянулась - вроде, ничто вокруг не собиралось кидаться на них с кольями, грузами и прочими прелестями древних ловушек
- Судя по всему, ты угадала. Что дальше?
- Топор, - решительно сказал Ян.
Поняв его с полуслова, Птичка вытащила абордажный топор Фарша, и вбила его на манер клина в зазор между плитой и полом. Ян опасливо шагнул с плиты. Та не двигалась.
Очень осторожно они прошли оставшуюся часть пути, и вошли в очередной зал. Самый здоровенный, с возвышением, возле которого, небрежно прислонясь к стене, стоял Мор.
- Долго же вы, - с укоризной сказал он.

***
- Вот это да, - сказала Птичка. Лейла и Ян молча и от души согласились.
Потому что неподалеку от Мора расположились семеро пиратов - во главе с Коппером. Тот стоял на четверньках, вытянув левую ногу и поджав правую. При этом он отпускал такие словечки, что Шизокрыл заинтересованно подлетел поближе - запомнить.
Вообще говоря, пираты представляли собой в данный момент живописную скульптурную группу в стиле модерн - тролль, например, стоял на одной ноге, упираясь другой в стенку, и опираясь лапой на спину Коппера, остальные также изогнулись в странных позах.
Приглядевшись, Ян заметил красные кружки в тех местах, где ноги и руки, а также лапы пиратов касались стены и пола.
- Что это они? - спросил он, убедившись, что пираты представляют собой только вербальную опасность.
- Если хоть один уберет руку или ногу с кружка, на них что-нибудь грохнется, - сообщил Мор. - Я, честно говоря, не знаю, что именно. Тем и страшнее. Я сказал, что касание определенных кружков одновременно - ключ к кладу. Они и купились. Как вы добрались?
- Уфф, - сказала Птичка, - Профессия у тебя, однако... Нас едва не ухлопало в зале с голосом, а уж этот мостик...
- Какой мостик?!
Птичка объяснила. Мор с уважением посмотрел на Лейлу:
- Надо же...Запомню. Я, вообще-то, черным ходом прошел. - Объяснил он. - Вы разве не заметили таблички после зала?
- Какой? - ошарашенно спросил Ян.
- Ну, там еще написано было что-то вроде "Не влезай-убьет". Я на ней стрелочку поставил, для вас. Обычно строители подобных "аттракционов" сами очень не хотят проверять надежность собственных изобретений. Поэтому каждый уважающий себя искатель сокровищ первым делом ищет черный ход. Он, как правило, не заметен, но снабжен угрожающей надписью. На всякий случай.
- Кхм...мда... - Ян потер переносицу, - На всякий случай, ага...Ладно, займемся делом. Ты так никого и не опознал?
- Нет. Но вот он, - Мор ткнул пальцем в сторону Фарша, - Вызывает во мне желание свалить все на него.
- Нихрена у тебя не выйдет, - ответил Коппер. - У меня алиби. Я в этот день грабил "Сумасшедшего бобра".
Ян понял, что Фарш и его команда уже введены скучавшим Мором во все тонкости дела. И подошел ближе к возвышению у стены.
- Ах да, - сказал Мор, - там стих какой-то. Непонятный. Но явно касается меня...
- Ну-ка, ну-ка, - заинтересовалась Лейла, - Прочти его, Ян.
Тот присмотрелся к надписи, и продекламировал:
Здесь лежит, заботливо сохраненный
Наш любимый и ценный клад
Нет алтаря, и идолов нет ложных,
Пусть завидует кто богат

Если странник ты честный и скромный
Во что мы верим с трудом
Топай отсюда свободно
Лишь оглядевшись кругом

Но уж если сопрешь наш браслет
Знай: сам себя ты накажешь
Петлю наденешь, которой нет
Семью один - вспоминай свою кражу.

- Мда, - критически сказала Птичка, - Не шедевр.
- Но Мор сам себя как-то наказал, - заметила Лейла, - Смотрите: семь пиратов, один Мор...Все сходится.
- Ничего не сходится, - брюзгливо сказал Шизокрыл, - Еще вопрос, кто кого наказал.
- А что за петля?
- Та, которой вас вздернет моя команда, - сообщил Коппер, - На рее.
- Всегда ценила оптимизм в людях, - флегматично заметила Минкс. - Даже ничем не оправданный.
В следующие минуты произошло три события.
Первое:
В зал вломилась часть экипажа "Изумруда". Более предусмотрительный, чем думала Минкс, пират оставил нескольких своих людей в засаде, и те незаметно следовали за ними в главный зал.
Двое пиратов подменили Коппера и тролля. Размявшись, Коппер вырвал из рук стоявшего рядом пирата топор, и сказал застывшей компании "искателей сокровищ":
- Тааак...
Событие второе:
Как раз тогда, когда Фарш произнес свое "Тааак", в зале произошли уже привычные вспышка и хлопок, и прямо на возвышении появилась хрономышь.
- Отклонение пятнадцать сантиметров! - гордо сообщила она. - В пределах нормы. Сегодня среда, я надеюсь? Готова принять заказ!
Событие третье:
Яна осенило.
Он наклонился к мыши, шепнул ей что-то на ухо, и та, кивнув, сказала:
- Принято. Наш девиз, - сообщила она уже все остальным, - "Доставим информацию в куда угодно!".
С этими словами мышь исчезла.
- Так, - повторил Фарш, но уже более растерянно, - Давайте-ка врежем им как следует, ребята.
В ответ раздались полные энтузиазма реплики вроде "Как нехрен делать, кэп!" и "Айе! Вздернем пернатую на рею!".
- Я бы так не спешил, - зевнул Ян.
- Хватит! - Фарш аж побагровел от злости, - Хватит трепаться! Больше никаких трюков с птицами!!!
Он сделал было шаг, собираясь схватить Птичку, как вдруг со стороны входа раздался выстрел. Фарш замер.
- Привет, Слайджа! - помахал рукой Ян.
У входа стояли:
Слайджа Бутс с револьвером, несколько вооруженных до зубов пиратов Птички, пятеро погонщиков муравьев, известных меткостью стрельбы, и...Судья Локон.
- О...- только и сказал Шизокрыл, прячась за Лейлу.
- Здесь тесно становится, - пробормотала та себе под нос, несколько ошеломленная такой быстрой сменой событий.
Слайджа и его помошники быстро разоружили пиратов.
- Знаешь, если бы мышь не убедила меня, что дело серьезное, я бы решил, что это мелкая месть, - сказал эльф.
- Особенно учитывая просьбу привести судью. В такую даль.
- Это уже оправдано, - довольно отозвался Локон, обозревая пиратов, - Столько арестов за один день! К тому же-сам Коппер.
Фарш только промычал что-то невнятное. Видимо, события сегодняшнего дня доконали его окончательно. Остальные пираты галдели так, что погонщики начали мастерить кляпы из подручных материалов.
- Шеф, так ты попросил хрономышь вызвать сюда Слайджу с подмогой? - спросила Лейла.
- Не только, - сказал Ян, - Не только. Кроме всего прочего, я раскрыл дело о краже.
- Не томи, - попросила Птичка. - Это все-таки Коппер?
Слайджа и остальные запротестовали, требуя рассказать им все с самого начала. Лейла наскоро пересказала им то, что знала, и все уставились на Яна.
Тот задумчиво посмотрел на стих:
- Собственно, эта надпись все объясняет. Но последним кусочком мозаики стала хрономышь. Браслет у Мора украл...
Он сделал эффектный жест рукой, и указал на преступника:
- Сам Мор!
После секундной паузы поднялся гвалт. У всех на уме был один вопрос - как?
Особенно у Мора, который смотрел на Яна круглыми глазами, и на всякий случай отошел в сторону:
- Ты с ума сошел? Зачем бы мне у себя красть?!
- А крал не совсем ты. Крал другой ты.
Все притихли, ожидая объяснения.
- Да, - продолжил Ян. - На браслет было наложено заклятие. Сродни хрономышиным способностям. Раз в семь дней Мора грабил Мор же, только из семидневного будущего. Что и означает-"сам себя накажешь". А петля, о которой говортся в стихе-петля времени. Обратимся к истории событий: первый раз Мора ограбил пират. Через семь дней Мор уже в пиратском костюме, возвращается в прошлое, грабит сам себя, возвращается с браслетом, за тем в течение, скажем, часа, его грабит Мор, что на семь дней впереди. Мор-пират, ограбивший Мора-идущего-в-Эльдорадо, теряет память. В обоих случаях это сопровождалось ударом по голове, из-за которого во второй раз Мор упал за борт. Вот и все.
Наступило тяжелое молчание.
- Ян, -осторожно начала Лейла, - Ты себя хорошо чувствуешь?
- Замечательно, - отрезал тот. - Сегодня как раз снова среда. Уже поздний вечер. По моим расчетам, Мор должен с минуты на минуту пропасть, чтобы наподдать себе же, но корабле. Это и докажет мою версию.
- Будем ждать, - сказал Слайджа, - Я не раз видел, как твои бредовые гипотезы подтверждались. Еще один аргумент в пользу сумасшествия нашего мира.
- Ладно, - сказал Мор.
Точнее, он сказал "Лад", потому что пропал.
Чтобы тут же появится снова, но уже в бессознательном состоянии.
- Ха! - воскликнул Ян, уже сам было испугавшийся за надежность своей версии. - Пожалуйста. Теперь осталось только воспользоваться жезлом судьи, чтобы нейтрализовать заклятье браслета, и все.
- Ян, ты, конечно, гений, - сказал Слайджа, - Но где этот браслет?
- На руке...на руке нет? А на другой? Гм...
Сгрудившись вокруг Мора, они тщетно обыскивали его в поисках заклятого украшения.
Его не было.
Вообще.
- Мда, - сказал Ян, - Ничего не понимаю. Должен быть браслет!
На Мора плюхнулся Шизокрыл:
- Тоже мне, великий сыщик Грязный Гнор...
И тоже исчез.
В сознании Яна мгновенно промелькнула пирушка на борту "Наглеца".
Все, наконец, встало на свои места
И он устало сказал:
- Вношу поправку. Если браслет присвоит летучая мышь с замашками клептомана, чтобы использовать его вместо пиратской серьги, заклятие перейдет на нее.
- Радуйтесь, судья. Шизокрыл обокрал сам себя.

***

Вместо послесловия:
Браслет, конечно, вернули на место, сняв заклятие с обоих "преступников". Вернувшись в Эльдорадо, они устроили вечеринку в "Зеленой Гусенице".
Мор остался весьма доволен раскрытием дела, и подарил каждому по драгоценному камешку из своей коллекции.
Птичка стала живой легендой среди пиратов, рассказывая в "Джагге" историю о победе над Коппером.
Шизокрыл, после того, как история о его самообкрадывании обошла весь город, забросил все мысли о том, чтобы вернуться к воровскому занятию.
Вместо этого он решил серьезно обдумать, не остаться ли ему "помогать" Яну и Лейле, чем вызвал искренний ужас обоих.
Вышла книга "Гнорри Горшочник и Камень То", став очередным хитом.
Как-то раз, когда Лейла, Ян, и Слайджа сидели в "Гусенице", пантера спросила:
- Ян, одного я не поняла. Откуда хрономышь узнала о том, когда и зачем ей следует появится?
- Я сам долго думал. Потом заглянул в Королевскую Библиотеку, и покопался в справочниках. Видишь ли, этот браслет, как и то местечко, где его нашел Мор, принадлежат хрономышам...
- Ты хочешь сказать...?!
- Да, - кивнул Ян, - У мышей очень странное чувство юмора.


© Иван Матвеев, 2004



< Во Всякую Фигню. > < В Пуговички. >

TopList
last modified 18.02.04