"Плохих людей есть" или "книга, учитель жизни, возвращается"



"Нам свобода - награда, мы поезд куда надо ведем"

Вульгарная социологическая критика основным мерилом качества литературы определяет понятия "полезно"-"вредно". При этом критика подобного пошиба вовсе не отождествляется с совковой, той, которая не стеснялась рассуждать о "партийной организации и партийной литературе", вовсе не берет свое начало из всяких Белинских и пр. Чернышевских, видевших основное содержание произведения в бичевании пороков общества. Нет, исконное интеллигентское самокопание, рассуждения о природе нравственности, о твари дрожащей, имеющей право - вот фундамент бреда о литературе, как учителе жизни.

"Пока ты шел как на красный свет, ты был герой, сомнений нет."

Подобный подход суть проявление психологической недоразвитости читателя: писатель для него существо высшее, фактически сакральное, несущий в массы идейные ценности, обращающий внимание на "вечные вопросы". Таким образом, читатель признает себя существом второго сорта, но, в то же время снимает с себя ответственность за собственные поступки: нюренбергские "нас так учили", "я только выполнял приказ" - прямое следствие отказа от философии свободы, приятия в обществе системы догматического кодекса поведения взамен на собственную безнаказанность в рамках общепринятых ценностей. При этом подобные рамки, как мы прекрасно видим из недавнего прошлого, могут быть как прогосударственными, так и диссидентскими, суть не в системе ценностей, а в приятии поведенческой схемы. Отсюда, кстати, ругательное применение эпитета "демократ", который в современном постсовковом понимании не человек, уважающий чужую свободу и отстаивающий собственную, нет, "новый демократ", это догматик, принявший за точку отсчета новой системы координат антикоммунистическую идеологию в ее догматической части, но не в смысле отрицания присущей коммунизму "общей идеи". Отсюда ностальгия по этой самой идее, присущая как "новым коммунистам", так и "новым демократам" , ностальгия по личной безответственности, поведенческому ГОСТу, следуя которому ты "хороший человек". Кстати, вполне традиционный российский подход, где державность зиждется на духовности, а та, в свою очередь на православии. Отсюда новые сны Веры Павловны о новой религии, нравственности, сексуальных нормах и просвещенной монархии, могущей объединить народы всея СНГ.

"Сегодня самый лучший день - cегодня битва с дураками."

Вот только литературе от всего вышепоименованного - смерть. Набоковской бабочке, которой все одно, лишь бы было красиво, отрывают крылья и приделывают пропеллер в целях сугубой полезности. Игра и стеб высокомерно не принимаются в гамбургский счет, сейчас, как и всегда, ценен скорее "шум больших идей", размах замысла, поучительность, и, даже, личные морально-этические качества автора.

Любопытен просто феноменально ярко иллюстрирующий связку читатель (верный ученик) - Писатель (Учитель, понимающий свою Высокую Ответственность перед безмозглым читателем) пример из гостевой книги Сергея Лукьяненко:

Вопрос: Сергей, скажите, а как Вы относитесь к книгам Макса Фрая? По-моему, это жвачка для идиотов. Но ведь многим нравится! Интересно узнать Ваше мнение как профессионала и как простого читателя.
Ринат Нарыков
Самара, Россия - 11/24/00 02:02:10 MSK

Ринат, я все-таки думаю, что Вы излишне категоричны. Книги Макса Фрая занимают определенную экологическую нишу и имеют своего читателя. Разумеется, что профессионалы (как писатели, так и читатели) не относятся к ним НИКАК. Но мы ведь не предъявляем к жевательной резинке тех же требований, что и к отбивной, борщу или венскому штруделю.
Все, что нам нужно от жвачки - это неповторимый устойчивый вкус, ну и легкое слюноотделение. Так что, Ринат, мне кажется, что Вы излишне строги к Максу Фраю.


Вера в человека, один раз уже привела Россию в ГУЛАГ, где осуществлялась переделка несоответствующего идеалу материала. Теперь гуманный (казалось бы) тезис "плохих людей нет" снова на слуху. Нет, значит можно построить справедливое (не то, что нынешнее - ах, как смело сейчас ругать Президента…) общество исходя не из реалистичного и жестокого к слабейшим общественного договора, а из умозрительных, на первый взгляд верных идеократических принципов, сделать так, чтобы "счастье было для всех даром и никто не ушел обиженным". Увы, уйдут. Увы, жизнь сложнее всякой схемы, новоявленные вожди отечества прежде всего ужаснут прекраснодушных мечтателей, но поздно, как обычно будет поздно - алюминиевые замки реконструируют в московские сторожевые высотки, творцов променяют на подсобных рабочих, а Веру Павловну на Верку, что "жила со всей округою". Может быть, они еще успеют уйти за день до революции из построенного по их проектам Омеласа, за неделю до того, как начнут есть "плохих людей" - хотелось бы верить.

© SK



< Во Всякую Фигню. > < В Пуговички. >

TopList
last modified 09.07.01