Рой Аксенов
Коварные менты и символ веры
/притча, натурально/


Г-сподь - всесильный наш,
Г-сподь - один.
Шема Израэль

<...>
Ожидаю воскресения мертвых.
И жизни будущего века. Аминь.
Никео-Константинопольский Символ веры

Нет божества, кроме Бога
и Мухаммад - посланник Его.
Шахада



Как-то раз изловили коварные дикие менты инженера-системотехника. Системотехник бегал на четвереньках по городскому парку и объедал побеги белой сирени. Привели менты инженера в свое логово, привязали к Позорной Батарее шнуром от Позорного Калорифера и спрашивают:
- А ну-ка, отвечай, инженерть твою налево, зачем общественное добро зубом жевал и слюнисто проглатывал? Как это у тебя только язык на такое повернулся?
А системотехник и говорит:
- Ничего, - мол, - не знаю, никакого ущерба народному хозяйству действиями моими причинено не было, а сирень жрать мне моя вера велит.
- Это какая ж у тебя вера-то такая? - удивляются менты.
- Златочленизм! - отвечает системотехник, грудку выгибает и глазами горделиво эдака зырьк.
Ну менты спецьяльный ментовский справочник религиев открыли на букве Зе и давай по нему пальцами возюкать.
- Зороастрийство что ли? - уточняют.
- Какое зорст... зара... Чего? Златочленист я!
- Зайентологист? Зынтоист? Ницшеанец? - а системотехник только головой мотает.
- Слушай, что ты нам мозги компостируешь! Нет такого религия в нашей документе! - обиделись менты и дали системотехнику немного пиздюлей. Тот сопли утер и говорит:
- Да что вы, менты голимые, в религиях понимаете! Да со мной, может, сам бог говорит, а вы мне бумажками своими под нос тычете - потом они у вас в кровище будут все; так еще златочленисты и виноваты окажутся!
- Слушай, жынерт, - смеются менты голимые, - давай мы тебя нашим стратегическим партнерам психоневросексопатологам отдадим? По тебе же профессор Галоперидол плачет!

- - -

Профессор Галоперидол сидел в засранном университетском сортире, щелкал ебальником и плакал.

- - -

- Галоперидола вашего я не знаю и знать не жалаю, а Божыника мой со мной через ымыйл общается! - говорит системотехник, - Не верите - могу показать.
Удивились дикие менты, никогда раньше они о таком не слышали, чтобы Божыники со всякими пидарасами електрически переписывались.
- Ну, - говорят, - веди, Сусанин. Да смотри, нога твоя у нас под прицелом, ага.
Привел системотехник ментов на свое системотечье рабочее место. И почтовый ящик показывает.
- Вот, Палеолингвистус Архитектоникум! Божыника мой, - и начинает ымыйлы открывать.
А там то детородное самизнаетечто желтенькое намалевано с табличкой "символ веры", то реклама презервативов "Златобонус", а то вдруг написано: "АЗ ЕСМЬ БОГ, ПОАЛ, КАЗЗЁЛ?" - и подпись "ПЛАТ". Или того хуже, телега на три страницы, самое понятное в которой то, что надо плодиться и размножаться правильно, а если плодиться и размножаться неправильно, то лучше вообще не надо, потому что неправильно это тогда называется платиться и даже блядиться, а вместо размножения обморожение получается священного самого места, в связи с чем дальше рамножаться (и, разумеется, плодиться) вовсе уже никак не получается, а нихт репроцирн есть наруширн Орднунг и за это можно звездюлей (-0,5m) от архангела Лмупатур получить, уе сфуеукф, то есть, разумеется, et caetera.
- Ну что, - спрашивает системотехник, - видали?
- Нет! - говорит самый хитрый мент, - все это в натуре заебись какой бред божествынный, но я прямо специальным органом наебку чувствую!
- Да, да! - говорят остальные менты. - Верно говорит! Мы теперь тоже наебку этим самым органом чувствуем, то есть, конечно, не этим самым, а своим, но таким же! Точно! Наебать ты нас хочешь, системотехник клятый!
- Да вы что, товарищи менты! - переполошился системотехник, но те уж линию поведения выработали и давай ее претворять, а равно реализовывать.
- Нет, - говорят менты, - ты нас, злодей, не наебешь! Счас мы вызовем страшного зверя МОРС 2.0, ужо он мигом тут вычислит, что это за тилихент под Божынику косит!
Собрались дикие менты в хоровод, палки свои дубинистые выставили, сопли распустили и давай камлать. Системотехник заскучал, в углу прикорнул, сопаткой мясистой шевелит и лапками дрыжет жалостно. Тут как ёбнет, как хуякнет! Вонища до небес! И появляется в облаке гадостного дыма страшный зверь МОРС 2.0. И говорит:
- Хули звали, хазява?
Менты перед ним ниц пали, заплакали ритуально и отвечают:
- Так, - мол, - и так, такая оказия, надо одного психогандона на чистую воду вывести.
- Кайн проблем, - непонятно выругался МОРС 2.0, - стенд бай. - И свалил куда-то.
Присели менты, покурили, еще покурили, тут и МОРС 2.0 вернулся.
- Ладно, - говорит, - нашел я. Залазьте на гребень, поедем.
Погрузились менты, привязали инженера к МОРСову хвосту и двинулись в путь до страны Жмурляндии. Мыкались долго, но скучно, так что рассказывать и не стоит - енто все в любом пейпербеке прочитать можно. Наконец приехали. Стоит, значит, в чистом поле статУя... э, статУя, в общем, стоит, а на самом деле вовсе это и не статУя, а здание Жмурляндского Государственного Монотехнического, ЖмуГМУ, попросту говоря. МОРС 2.0 у пьедестала припарковался и говорит:
- В левой сиське вторая калитка направо, доцент кафедры архитектонической палеолингвистики Гольцмембрюк-Лимбенко. Большой специалист по наречию племени маньтышке. Он это, из Достоверных Источников информация.
И испарился, скотина оглоедская.
Поднялись менты в левую сиську статУи на лифте, зашли во вторую калитку справа, а там сидит эдакой папокарла, выстругивает из деревяки Маньтышкский Ритуальный Фаллос 43:1. Обрадовались коварные (но глупые) менты, закричали:
- Вот, системотехник! вот этот гнус тебе на ЕВМе буквы и писал! А вовсе он даже и дОцент кафедры архитектонической палеолингвистики, специалист по наречию племени маньтышке! а вовсе и не бог даже! - и языками на длинных словах заплетаются.
А доцент кафедры архитектонической палеолингвистики, специалист по наречию племени маньтышке У. Гольцмембрюк-Лимбенко сделал хитрую рожу кирпичом и говорит:
- Ничего не знаю, никуда я не писал, вовсе я ваши эти ЕВМ и арифмомометры не понимаю и не умею, я и счетами-то последний раз в начальной школе пользовался - а где это видано, чтобы счетами буквы писать?
- Врешь! - говорят менты, злобно вздевая дубинки над головою этой неповинной, на четверть дюйма ниже Козерога. - Признавайся, - говорят, - дОцент фАшистский, а то мы тебя вместе с этим сиренежравцем профессору Галоперидолу отдадим.
И давай его по почкам херачить.
- Ой-ой! - вопит доцент, - Все скажу, дайте поссать только, а то у меня от ваших пиздюлей дисбаланс кровавой мочи в организме выкристаллизовался.
- Ладно, - говорят менты, - что мы, звери? Мы не звери, если нас не злить.
Повели доцента до писсуара. Доцент пристроился, за ширинку пальчиками взялся и глазками хитренько стреляет.
- Отвернитесь, - говорит, - пративные, я вас стесняюся.
- Ты что, с Иггдрасиля рухнул? - спрашивают менты. - Мы ж менты, чего нас стесняться? Сцы давай.
- Ой, - говорит доцент, - не могу, психологический блок у меня, бедного. Как кто на хуишко мой смотрит - пусть даже и мент - так я сразу им, хуишкой-то, ничего вовсе делать не могу, отчего всю жизнь свою и страдаю нечеловечески, - и на слово "нечеловечески" нажимает интонационно, подлец.
Уж неизвестно, чего там менты себе подумали, а только проснулась в них искра сострадания. Отвернулись. Доцентишко только того и ждал, жыдомасонская рожа. Как распахнет ширинку настежь! Как обнажит Огромный Золотой Хуй! Как шваркнет налево! Как хуякнет направо! От ментов только когти во все стороны летят. Расшвырял врагов доцентишко, ударил себя Золотым Хуем по лбу и испарился. А системотехник сидит довольный, радуется, челом бьет и болбочет пиздень какую-то. Менты от ошаления даже отпиздить его забыли, чтоб не выебывался. Пошли сразу в отдел кадров, спрашивают:
- Что это у вас тут за антиобщественные пидарасы с Золотыми Хуями работают?
Отдел Рудольфович Кадров ветошью прикинулся, говорит:
- Ничего не знаю, нет у нас никаких пидарасов, вот бумаги!
- Ну да, - звереют менты, - а этот, Гольц, как его там, жыдомасон, в общем?
- Ничего не знаю, нет у нас никаких Гольцмасонов, вот бумаги.
Менты в бумаги посмотрели и охуели - правда нет никаких Гольцмасонов, и кафедры архитектонической палеолингвистики тоже нет, а есть одна только уборщица тувалетная Василиса Жук, и та три года назад копытами брыкнула от передозировки керосина.
- Как же это так, Отдел Рудольфович? - спрашивают менты, - А кто же нас тогда Хуем пиздил? А то может скажешь сейчас, что и нас тоже нет, Будда ты Иванович Ёбаный?
Тот покосился опасливо и отвечает:
- Что вы! Вы-то вона как еще есть, вона, дубинища у вас какие! А про Хуй я не знаю ничего.
Погрузились дикие менты в свое разбитое корыто "Форд-Эскорт" и уехали, жизнью разочарованные.

- - -

А на самом деле У. Гольцмембрюк-Лимбенку звали Койвалинмнен, и был он ни разу не доцент, понятное дело, а самизнаетекто. Но системотехника менты все равно на опыты отдали. Потому что нормальному системотехнику против этой шатии никакой символ веры не помогает. Даже Золотой Хуй.

© Рой Аксенов, 2002


< Во Всякую Фигню. > < В Пуговички. >
< Ваш личный донос о вышеизложенном в ФБР >
< Хрюкнуть в КГБ >

TopList
last modified 22.02.02