Джабба. ЛЕНИН КРУГЛЫЙ ГОД.

Часть первая: январь - июнь.

ЛЕНИН В ЯНВАРЕ

В январе Ленин выбегал утречком на мороз, обтирался до пояса снегом, метко бросал несколько крепких ядреных снежков в слепленного накануне с деревенскими ребятишками снеговика и торопился к столу. На потемневших досках уже выставлены были туес с мороженой брусникою, сметана в мисочке, пыхтел огромный медальный самовар, в котором отражалась вся комнатка, а на большущем блюде горою высились масленые, ноздреватые, с хрустящим краешком блины. Нацедив из крана в блюдечко душистого никитинского чаю, Ленин брал их сразу по два, сворачивал трубочкой, щедро макал в сметану и отправлял в рот, крякая и причмокивая. Прожевывал, потом лихо, с присербыванием, отхлебывал из блюдца и отирал белым домотканым полотенцем выступивший на высоком лбу здоровый пот. Порой Ленин кушал блины с красной икрою: он толсто намазывал ее ложкою, сворачивал блин и поедал с радостным кряхтением.

Так Ленин жил в январе.

ЛЕНИН В ФЕВРАЛЕ

В феврале Ленин любил пойти на озеро, что за выселками, продолбить лед кованой пешнею, выменянной у кузнеца на совсем новые незаплатанные валенки, и сесть над полыньей на специально принесенный чурбачок, закинув удочку. К обеду Ленин порой вытаскивал на лед пару дюжин окуньков, плотвичек немного меньше, а то и щука попадалась и скалила зубастую свою пасть, ухваченная рукавицей. В обеденное время Ленин разворачивал угревшийся за пазухой узелок и вынимал из него краюху ситного, пупырчатый соленый огурчик и кольцо жареной домашней свиной колбасы. В стылом воздухе аппетитно пахло салом и укропом, а коли стоял приличный мороз, Ленин вынимал из кармана еще и стеклянный полуштоф с притертой пробкою и делал прямо из горлышка пару глотков смирновской очищенной либо поповской можжевеловой, после чего шумно выдыхал и утирал слезящиеся глаза, чтоб на ресницах не нависли колючие ледяные кристаллики.

Так Ленин жил в феврале.

ЛЕНИН В МАРТЕ

В марте Ленин сидел в сенях, отворивши дверь и поставив кресло так, чтобы хорошо видна была ему и грязная улица с бегущими по тележным колеям ручейками талой воды, и ребятишки, пускающие в них берестяные кораблики, и баба, уронившая в грязь лукошко с яйцами и сварливо причитающая над разбитым товаром… При этом Ленин курил старую пенковую трубку, купленную по случаю в Шварцвальде, про которую старый носатый швейцарец уверял, что принадлежала она когда-то самому Вильгельму Теллю. Потом он поднимался, выколачивал трубку о дверной косяк и шел обедать. Обедал он обыкновенно мясною солянкой с крупными блестками жира, плавающими поверх острого бульона, а на второе имел крупную розовую вареную картошку с крепкими солеными помидорами, только-только выловленными из бочки, и крупно нарезанным слоистым подкопченным салом. После того выпивал он крынку парного молока и снова шел в сени смотреть, что же интересного происходит снаружи.

Так Ленин жил в марте.

ЛЕНИН В АПРЕЛЕ

В апреле Ленин забирался на чердак, где хранилось в том числе и специально принесенное туда сено, расстилал на нем рогожку, ставил туда же лампу "летучая мышь" и разворачивал переданный с оказией из губернского города последний номер "Искры". Он внимательно прочитывал его с первой страницы до последней, порой улыбаясь, а порой даже негромко посмеиваясь, но когда доходил до рассказа об Аспирине и Жабине, уже не мог сдержаться и катался по сену, разбрасывая его в стороны и держась за живот. Потом он утирал слезы, прочитывал рассказ еще раз, то и дело качая головой и приговаривая: "Вот ведь паршивцы! Архипаршивцы!" По прочтении он прятал распечатку в захороненный в сене старый чемоданчик и спускался вниз, чтобы заняться другими делами, но целый день еще нет-нет да и вспоминал что-нибудь эдакое, и вокруг ленинских добрых глаз собирались тогда веселые морщинки.

Так Ленин жил в апреле.

ЛЕНИН В МАЕ

В мае Ленин шел на маевку. Он забирался поглубже в лес, чтобы не слышно было голосов перекликающихся девок, игравших на поляне в жмурки, расстилал на мягкой травке в тени березки холстину и ложился на нее, и глядел в высокое синее небо, размышляя, на что похожи белоснежные пушистые облака, летящие над землею. Потом он переворачивался на живот, уперев голову в руки, и смотрел на жизнь мелких лесных обитателей: мурашей, жучков и паучков, снующих меж листков и травинок. Потом Ленин развязывал котомку и вынимал оттуда пучки молодой редиски с чуть запачканными черноземом красными хвостиками, зеленый лук, серые кристаллики соли, завернутые в клочок "Искры", коричневые рыхлые коржики, печенные на сале, две серебристых воблы с икрою и несколько бутылок бархатного пива. Первую бутылку Ленин выпивал в три глотка, после чего утирал пивную пену с усов и принимался аккуратно чистить воблу, поколотив ее о ствол березки, потом скушивал вначале икру, а уж потом долго смаковал ребрышки, самые же мясистые части оставляя напоследок.

Так Ленин жил в мае.

ЛЕНИН В ИЮНЕ

В июне Ленин маялся от жары. Он шел на берег озера, подальше от шалящих и брызгающих водою голозадых ребятишек, садился в тени под нависшей над самой гладью ивою и, разогнав ладонью ряску, опускал в озерную прохладу литровую бутыль игристого розового вина. В туеске с собою он приносил также купленные у еврея в лавке янтарный изюм, сочащуюся сладкой влагой курагу, несколько ослепительно-оранжевых абиссинских апельсинов и большую плитку швейцарского молочного шоколада от Линдта. Пару часов он дремал, улегшись на травке, или смотрел, как всего в паре аршин от берега играет большая рыба. Когда вино, по мнению Ленина, достаточно охлаждалось, он вынимал бутыль из воды, обтирал ее сорванным лопухом, откупоривал и пил прямо из горлышка, наслаждаясь тонким вкусом и пузырьками, щиплющими за язык. Потом он отламывал нежную дольку предварительно очищенного апельсина и клал ее в рот, упиваясь свежим сладким соком.

Так Ленин жил в июне.

(продолжение следует)

© Jabba, 1996



< Во Всякую Фигню. > < В Пуговички. >

TopList
last modified 25.06.01