Иван Матвеев
Фрактал



Начало апреля выдалось довольно теплым. После полувековой борьбы с климатическими капризами все вернулось на круги своя, и теперь в июле было жарко, в январе холодно, птички летали туда-сюда, а популярные журналы воскрешали моду на строительство скворечников.
Я тоже поддался весеннему настроению, и пришел в парк. Народ дефилировал по аллеям довольно тихо, психопатов на воздушных досках не наблюдалось - пастораль, да и только.
Через полчаса пастораль мне надоела, я нашел пустую скамейку, и задумался, кого бы вызвонить. Тут-то я и заметил этого типа.
Тип был потерянный, возраста и роста чуть меньше среднего, в черном полупальто. Брюнет с косым пробором. Тип нервно шлялся поодаль. Он сделал несколько кругов вокруг меня, после чего спикировал прямо на скамейку. Присев, тип некоторое время молчал, после чего сказал нечто вроде "хороший сегодня денек".
- Ага, - ответил я, потратив несколько секунд на обдумывание более оригинального ответа, и не найдя его.
- Скажите, - продолжил он, - Вы хорошо помните свою биографию?
После "хорошего денька" это ставило в тупик.
- Вы из секты, что ли? - поинтересовался я, - Могу рассказать вам про свое отношение к сексу до брака. После чего вызову "воздушку" Инквизиции.
Тип поморщился. Лицо у него было усталое и злое одновременно.
- Извините. Какая там секта...Я просто проверяю кое-что. Но это целая история.
- А... - неопределенно ответил я. Ситуация была до жути банальной - встреча с незнакомцем, рассказ в парке. Если, конечно, он именно это имел в виду. Но когда подобные банальности происходят на самом деле, они кажутся довольно оригинальными. Это как если смотреть боевик, и скептически хмыкать, но если на улице кто выстрелит рядом - уже целое приключение.
- А что проверяете? - мне все-таки стало интересно.
- Свое местонахождение, - туманно ответил он, - Давайте так: вы мне расскажете, сжато, какие-нибудь яркие, необычные случаи из вашей жизни, а я в обмен расскажу, что со мной приключилось. Да, меня зовут Макс.
Я представился. Мы оба сказали "очень приятно". После чего я заявил:
- Ну...так, навскидку, трудно что-то вспомнить.
- Ничего, я буду задавать вопросы...
Надо признать, он уже где-то насобачился раскручивать людей на байки. Через некоторое время я увлеченно рассказывал ему, как мы с компанией спаивали пражских полицейских, как у нас на глазах сплющился в гармошку монорельс-экспресс около залива (к счастью, товарняк, под управлением компьютера), как мы встречали рассвет на километровой солнечной башне в Китае, и как до того затащили туда мангал и жарили шашлыки.
Всегда же приятно, когда тебя слушают.
Когда я рассказал историю про то, как в нашу контору вломился отряд инквизиции в костюмах Дедов Морозов, лицо Макса неожиданно просветлело:
- Неплохо.
- Что - неплохо?
- Жизненно, - пояснил он, - Это очень важно, что жизненно.
- Вы что, писатель? - осенило меня, - Сюжеты собираете?
- Не совсем...Я, понимаете ли, вляпался в жуткую историю. На первый взгляд - ничего особенного, а на поверку- жуткая история.
Он тоскливо огляделся:
- Я никак не пойму, где я.
- Крыша едет? - понимающе спросил я, - Я тоже себя так чувствовал, когда...
- Да нет, - перебил он, - Я в буквальном смысле. У меня есть приятель. Он работает в "Неософт", в отделе R&D.
- Ого, - исследовательский отдел в медиа-империи - это даже больше, чем "ого". "Неософт" начал с программного обеспечения, потом подмял под себя весь почти весь сектор, и теперь подбирался к негласной монополии в области телевещания. Но доминирующей областью оставалось ПО.
В 2017 году корпорация поглотила "Майкрософт", после почти трехлетней войны на фондовом рынке. С тех пор они оставались лидерами и в области операционных систем. Узнать, что творилось в их отделе R&D - да это же сказка для каждого, кто имеет хоть какое-то отношение к компьютерам! А к ним имеют отношение все.
- Короче говоря, несколько дней назад у него был день рождения. Мы как следует тяпнули, а потом он говорит: "Макс, я становлюсь солипсистом. Тебя нету. Ты," говорит, "Плод моего воображения, но нельзя не отметить, что ты мне удался. ". Я его спросил, из каких подвалов человечества он выудил эту банальщину.
- Спорим, я знаю, к чему идет? - не удержался я.
Макс как-то очень уж скептически хмыкнул, и продолжил:
- Спросил я его, а он и отвечает, "Не из подвалов, а из комнаты 16 на пятидесятом этаже корпуса 1 нашей ненаглядной корпорации. Я, дорогой мой, там такую хренотень написал, что меня спасает только здоровый цинизм и наплевательство". После такого заявления мне стало интересно, о чем это он, я ему подлил, и стал разводить на откровенность.
- Сигарету?
- Спасибо.
Пока он прикуривал, я прикинул вероятность того, что мой новый знакомый - чокнутый. Выглядел он довольно адекватно. Но психи ведь разные бывают?
- Так вот, - заявил он, выпустив дым, - Есть такая штука - биоинтерфейс.
- Есть, - согласился я, - Об этом в новостных лентах рассказывали. Я, короче, понял. "Неософт" балуется с виртуальной реальностью?
- Ну, как бы да. Ничего незаконного - тренажеры.Пятьсот шестнадцатую не нарушают.
Статья 516 УК была принята лет десять назад. Создание виртуальных миров "определенной степени реализма" (пока определяли, что это, прошло года четыре), было признано опасным для человеческой психики. К этому давно шло. До нейрошунтов и прочих вымыслов стиля "киберпанк" мы не докатились по простой причине: как-то страшно. Писатели и режиссеры, конечно, молодцы, донесли паранойю до властьимущих.
Тем не менее, "виртуальная амуниция", что была в ходу, позволяла ощутить погружение в те же игрушки довольно захватывающим образом. Но до массового фанатизма не дошло. Другое дело биоинтерфейс. Ощущение реальности происходящего - по полной программе. Его аналоги фантасты предсказывали по пятьдесят раз на дню еще в конце двадцатого века. Один чудик додумался даже до гипнотизирующей программы.
Как и на всякий закон, принятый из-за инцидентов, на статью 516 смотрели сквозь пальцы. Так, чтоб было. Все равно ненормальных, зависающих в компьютерных мирах, было мало.

А производителей и распространителей запрещенного софта передали все тем же Инквизиторам. Как будто им сект мало.

- Так он что, поигрался с биоинтерфейсом, получил ощущения, и ударился в солипсизм?
- Я примерно так и предположил, - согласился Макс, - Все оказалось хуже.Как известно, интерфейс - еще не все, статью приняли именно из-за моделирования. Мой приятель написал софт.
- Ой-ой-ой, -заметил я, - Криминал?
- Если разберусь, что происходит, сам его сдам, - мрачно пообещал Макс, - Он называл эту пакость "Бесконечный мир". Придурок собрал дома громоздкий вариант биоинтерфейса, и опробовал на себе. Знаешь, такая здоровенная капсула в одной из комнат. Он мне ее показал, и заявил, что он есмь демиург карманной вселенной.
- И что у него было в кармане? - полюбопытствовал я.
- Кристалл "3M" на какие-то бешеные объемы памяти, - ответил Макс, - Он заявил, что написал неотличимую модель нашего мира.
- Бред, - авторитетно заявил я, - У меня, может, и гуманитарное образование, но про тест Фишера я слышал. У любой виртуалки есть границы. Либо она начинает повторяться, причем явным образом. Потом, у нее ограниченный набор реакций. А, слушай, мне это знаешь, что напоминает? Был такой фильм в десятых годах, "Матрица". Первая часть хорошая. Там мужик живет себе в обычном мире, а потом...
- Смотрел, - перебил Макс, - Нет, не то. Про тест Фишера я ему тоже сказал. Зря сказал...
- А что такое?
- Он предложил проверить.
Сказав это, мой собеседник замолчал.
Через минуту до меня дошло.
- Та-а-ак, - протянул я, - Вот это круто. Если я правильно тебя понял. - Как-то незаметно мы перешли на "ты".
- Ага. Он мне сказал, что субъективно я могу проторчать в биоинтерфейсе годы, а у него пройдет минута. Я на эти слова не обратил внимания....сначала. И еще сказал, что он предусмотрел заранее то, как я там очухаюсь. После чего велел закрыть глаза, включил интерфейс...
- И?
- И ничего. Я полежал там около минуты, потом мне это надоело, и я вылез. Его нигде не было, только записка, в которой излагалось его мнение по поводу придурков, которые по пьяни верят во что ни попадя. Ну, шутка в его стиле. Ключ у меня был, так что я вырубил интерфейс, и пошел домой.
- А потом ты начал подозревать? - меня эта история захватывала все больше. Как-то не сталкивался с сюжетом про виртуальную реальность, которая была бы копией настоящей.
- Верно.
- Где приятель?
- Позавчера я узнал, что он был переведен в гонконгский филиал "Неософта". И с ним никак не связаться.
Я начал судорожно вспоминать тест Фишера.
- Так вот почему ты спрашивал про мою биографию? Хотел проверить глубину проработки, если она есть? Черт, ну слушай, это же невозможно....Континенты людей..новости, фильмы, книги, наконец! Это не смоделировать.
- Тут все сложнее. Как я понял из его объяснений, большинство образов создается из того, что знает и подсознательно ожидает человек в биоинтерфейсе. То есть, знакомый мне N будет болтать в том же стиле и с теми же словечками, поскольку я от него этого ожидаю. Для большей реалистичности введены отклонения.
- Все медиа-окружение, типа фильмов и книг, высасывается программой из сети, и скармливается мне. Чтобы одному человеку исследовать и узнать то, что уже написано, потребуются годы. Да и фильмы с книгами какие-то очень уж однообразные сейчас, тебе не кажется?
Подумаешь, эстет.
- А биографии и привычки обычных людей?
- Создаются. Случайным образом.
- Ерунда, - фыркнул я, - Нам когда-то на философии рассказывали про уравнение Лапласа. Он им как бы описал всю Вселенную. А потом пришел Наполеон, и спросил, где в этом уравнении Бог, и само уравнение? Или не Наполеон...гм...Нет, вроде Наполеон.
Макс вздохнул:
- Я тоже гуманитарий. Но...ты знаешь, что такое фрактал?
- Ну...такая картинка с узором, ее увеличиваешь, потом еще, и еще, и все новые узоры, и так до бесконечности, - сказал я, - Как-то так.
- Гм.
- Что?
- Да я вспоминаю. В общем, да, фрактал - это геометрическая фигура, часть которой повторяется снова и снова, и меняется в размерах. Это называется принципом самоподобия. И, говорят, в принципе, можно считать, что все, что есть в мире, является фракталом - молекулы...камни....облака.
- А-а-а, - сказал я, - Это что-то вроде того, что молекулы делятся на атомы, атомы делятся на протоны и нейтроны, и так далее до бесконечности, и в обратную сторону-тоже?
Макс задумался.
Я тоже. Я вспоминал школьный курс физики, и соображал, не ляпнул ли я чушь насчет протонов и нейтронов. Там ведь еще были электроны. Или они летали вокруг протонов и нейтронов?
Что-то летало, точно помню.
- Ну, наверное, да, - неуверенно сказал, наконец, Макс, - Оно все как бы повторяется на макро и микро-уровнях. Я не знаю. В общем, с помощью этого фрактала можно до бесконечности создавать планеты, людей там, не знаю...На моей ли основе, или так - я не понял. Во всяком случае, мой приятель сказал, что построил свою программу на основе фракталов.
- Хреново тебе, - сочувственным голосом сказал я, - Стало быть, тест Фишера не работает, а в Англии тебя ждет твое собственное представление об Англии, круто замешанное со спутниковыми фотографиями, планами города и буклетами для туристов?
- Похоже на то.
- Знаешь, я, пожалуй, рассказ напишу. Закончу его как-то так: "Я попрощался, вышел за пределы парка, и вернулся в реальный мир. Все шло по моему плану...".
- Банально. Придумай лучше что-нибудь...Ммм... Опустошенный третьей мировой войной город, в центре которого лежит единственный выживший, и тихо попискивает. В смысле, не он, а биоинтерфейс попискивает.
Он сердито затянулся, и выбросил окурок.
Я улыбнулся. Потом меня осенила идея:
- Тебе повезло, что ты на меня нарвался. Биоинтерфейс все еще там?
- Да, - Макс посмотрел на меня с интересом, - Неужто есть идея?
- Да еще какая простая, - гордо сказал я, - Ты в игры случаем не играешь?
- Ну...да. На работе режемся в сетевую ролевку. В обед.
- И что, работает?
- Да. Ты к чему ведешь?
Я сделал паузу, достойную аплодисментов Станиславского. Посмотрел на небо. Попытался выпустить колечко дыма.
Макс скорчил гримасу.
- Ну?!
- Раз твой биоинтерфейс честно воспроизводит игрушки...Гм..Ты никогда не пробовал в операционке "Неософт-Х" запустить еше один "Неософт- Х"? А в нем-еще один....И еще...Пока, наконец, память не забьется напрочь? Тогда система перезагружается, и никакие фракталы не помогут.
Лицо Макса просветлело.
- Ты - гений, - торжественно заявил он, - Я прямо сейчас пойду и проверю. Надеюсь, ты не исчезнешь, и тогда с меня выпивка.
Он встал, намереваясь дать деру.
- Погоди, - сказал я, - А если исчезну?
- Я в этом сомневаюсь, - сказал он.
- Но все-таки? Ай, ладно...А рассказ я напишу. Глядишь, прославлюсь.
Макс пробормотал что-то вроде "да пожалуйста", и довольно невежливо убежал. Я откинулся на спинку, и начал мысленно проговаривать все то, что мы обсуждали.
По-моему, у меня есть все основания гордится идеей насчет повторной загрузки. Опять же, возможность того, что Макс прав, и все вокруг - виртуальное, щекотала нервы.
Ну, рассуждал я, допустим, он прав. Что произойдет? Он загружает программу по новой. Отсчет идет с того же момента. Появляюсь еще один я? Где-то? Раз уж Макс меня помнит, то да, появляюсь. А по мере новых загрузок появляется целый каскад меня. И каждый, получается, додумывает то, что думаю я.
Или повторяет ту же мысль? Гм...
А потом - бац, и пустота.
Стоп! Пустота? Тот же "Неософт-Х" либо выдает сообщение об ошибке, либо виснет, либо закрывает все, что было загружено.
Получается, если Макс
Получается, если Макс
Получается, если Макс
Получается, если Макс
Получа


Начало апреля выдалось довольно теплым...
Я тоже поддался весеннему настроению, и пришел в парк.
?!
Ох ты ж...
Подумаешь! Максова реальность, быть может, тоже часть какого-то фрактала.
А жить хотят все.
Макса ведь тоже вернуло в парк?
Я нашарил в кармане телефон, и начал набирать номер вызова Инквизиции.

© Иван Матвеев, 2005



< Во Всякую Фигню. > < В Пуговички. >

TopList
last modified 07.04.05