Федор Гайворонский
Луноход "Лаврентий Берия"


   Сталин медленно достал папиросу, медленно распотрошил содержимое в трубку, и монотонно утрамбовывая табак указательным пальцем, произнес , обращенные в пустоту, слова:
  -- Мы не можем ждать так долго, как того просит Жуков. Если испытательный образец доведен до семидесяти пяти процентов готовности, значит мы пошлем на Луну сто тридцать четыре ракеты вместо предполагаемых ста., если я не ошибаюсь расчетах.
   Маршалы молчали. Сталин не ошибся в расчетах.
  -- А потому, - продолжал Сталин, - пусть товарищ Жуков строит не сто ракет, а сто тридцать четыре.
   Заметив, что лицо Жукова посуровело, Сталин спросил маршала:
  -- Кажется вы хотели что-то сказать, товарищ Жуков?
   Жуков подошел к карте Луны и постучал чуть дрожащей ладонью по Морю Спокойствия.
  -- Вчера еще два наших лунохода были атакованы здесь. Как раз в ста километрах от предполагаемой точки высадки десанта. Я считаю, что если мы произведем посадку именно в Море Спокойствия, мы неоправданно потеряем людей и машины. Высаживать десант следует южнее. Да, местность там гористая, и это создаст определенные трудности при высадке, которая по предварительным оценкам займет времени на пять часов больше. Но, совершив марш - бросок на ракетных катерах, мы сможем неожиданно для врага напасть на лунные базы с более удобного для атаки юго-западного плацдарма.
   Жуков опустил глаза. Мышцы его челюстей налились свинцом.
   Сталин долго смотрел на карту Луны, неторопливо стряхивая с пальца табачные крошки. Потом Сталин закурил. Дым "Герцеговины Флор" растекся по бункеру. Маршалы успокоились. План Жукова понравился генералиссимусу.
  
   Командир второй бригады луноходов, майор Васильев, третий день не вылезал из блиндажа. Вчера фашисты опять атаковали базу. Около десятка самолето-снарядов ФАУ-2 упали в угрожающей близости от топливного хранилища, поставив под угрозу выполнение всей операции "Юг". Ракетная техника немцев была крайне сырой. У них не было времени доводить экспериментальные образцы до нужной кондиции. Но враг брал числом. Из пятидесяти ракет, пять - шесть обязательно достигали цели. В советской же армии подобных ракет не хватало, и они береглись на случай массированного наступления. Советские войска упорно оборонялись, используя малоэффективный для ФАУ лунный вариант "Катюши". Предназначенные для использования в условиях земной гравитации, эти неуправляемые реактивные снаряды, из-за своего малого для Луны веса, часто просто не взлетали с пусковых станин и взрывались вместе с прислугой.
   Васильев сбросил с плеч кожаную летную куртку, расстегнул ворот гимнастерки и прилег на топчан. В ту же минуту над шлюзовым люком вспыхнула красная лампочка.
  -- А, черт… - ругнулся Васильев, нехотя поднялся, и принялся вращать непослушные, скрипучие воротки вакуумной двери.
   В шлюзе стоял красноармеец в сильно поцарапанном скафандре. Но разглядев сквозь желтое стекло улыбающееся лицо своего ординарца Паши Соловьева, Васильев успокоился. "И где только он раздобыл этот старый скафандр?"
   Пашка, не снимая медного шлема с красной звездой и наварными буквами "СССР", козырнул , и протянул конверт. "Срочное!" - доложил трескучий микрофон Пашкиного скафандра. Васильев опять прилег, взломал сургучные печати. Тем временем, Пашка со скрипом сворачивал шлем. "Водолаз, чертов" - невольно подумалось Васильеву.
  -- Ты где раздобыл такое барахло? - вслух спросил он ординарца.
  -- Да мой скафандр вчера осколком пробило, насилу удержал кислород, пока до лунохода добрался. А этот каптер выдал. Бери, говорит, первая модель. Сам Ворошилов в таком на Луну летал.
   Васильев уже читал приказ. Его казачьи брови хмурились, глаза наливались огнем.
  -- Ох, Павел, - в сердцах сказал, сложив приказ, майор, - отрубить бы тебе , как недоброму гонцу башку, да времена у нас сейчас не царские. Пиши сию минуту мамке письмо! Чтобы сегодня с ракетой домой отправить. Завтра уже будет некогда…
  
   Обер - лейтенант Дитрих Дитц третий час торчал в скалах, наблюдая в дальномер за перемещениями в лагере русских. Пружинный лунный автомат, стреляющий иглами, лежал рядом, зарывшись прикладом в серую лунную пыль. Воздуха оставалось на сорок четыре минуты. Если его не заберут, он погибнет . Дитриха бросало в дрожь от мысли, что ему суждено будет умереть от недостатка кислорода. Он помнил синие, распухшие лица Мюллера и Раскова., луноход которых был подбит русскими неделю назад. До последнего Расков и Мюллер были на связи. А потом - лавина проклятий и тишина, потому что спасательный вездеход подорвался на мине, а от вездехода до базы было в два раза ближе чем до Раскова и Мюллера. Мюллер отстегнул пустой кислородный баллон, слил, вопреки инструкциям, испражнения. "Что-то случилось. Они не придут за мной" - понял Дитрих , отключил связь и налегке направился к русским. Он должен успеть дойти раньше, чем закончится кислород. Железный крест неприятно скребся о гофрированные шланги скафандра. И какого черта, он нацепил эту железяку? Огни русской базы становились все ближе. Вдруг они слегка потускнели и вновь вспыхнули с прежней яркостью. Дитрих догадался, что произошло - его засекли русские локаторы, и включившаяся сигнализация вызвала легкий скачок напряжения в трансформаторах. Обер-лейтенант картинно отбросил лунный автомат. Чтобы русские видели - он без оружия. Наблюдая, как красноармейцы, в серых скафандрах со звездой, и с гарпунными винтовками системы Симонова наперевес, высыпают ему навстречу, беря в кольцо, он думал, что воздух сладок где угодно - даже в подвале НКВД. Ему было давно на все наплевать - на фюрера, чья ракета десятые сутки мчалась к Марсу, на сослуживцев, одуревших от регенерированного тяжелого воздуха, на идеологию, вбитую в голову еще со времен "гитлерюгенда". Обер - лейтенант просто хотел жить. Дитрих решил рассказать русским все - про ракетные базы, про секретные заводы в недрах Луны, где узники концлагерей дни и ночи напролет куют космическую мощь Вермахта, про марсианскую ракету Фон Брауна и про скелеты с удлиннеными черепами, найденные недавно разведгруппой в горах…Он расскажет все и получит взамен - воздух и Землю… А может… А почему бы и нет? Если его Маргит еще не замужем, он напишет ей из Сибири письмо. И , кто знает, вдруг она продолжает еще любить Дылду Дитриха из параллельного класса?
  
   За разгромом лунной группировки фашистов Сталин наблюдал лично, сидя перед экраном огромного телевизора подмосковного барвихинского бункера. В зале Сталин находился один. На столике перед креслом остывал в серебряном подстаканнике чай с лимоном , лежала коробка папирос. Разгром транслировали четыре телекамеры. Две - на борту пилотируемых ракет "Октябрь", везших на Луну десант и бомбы, а остальные - на Луноходах Бронированных, или, как еще их называли, бронемашинах "Лаврентий Берия". Луноходы нанесут основной удар по немцам после воздушной атаки пилотируемых ракет. А потом… Сталин не любил загадывать. Он прогнал навязчивые мысли, отхлебнул чай. Будущее покажет, что будет потом.
   Десант, как и планировал Жуков, застал фашистов врасплох. После захвата радиостанции, нацистские базы лишились связи и едва опомнившись от бомбардировки, глухие и немые, были напрочь разбиты орудиями луноходов. Враг понес колоссальные потери. Фельдмаршал Кейтель , в серебряном скафандре с символикой СС на шлеме, размахивал белым полотнищем над последним поверженным гнездом мирового фашизма. Знамя капитуляции из рук фельдмаршала торжественно принял майор Васильев, командир второй луноходной бригады., и тут же, бросил в лунную пыль. После восьми часов напряженного телесеанса, у Сталина заболели глаза. Доктор посоветовал закапать лекарство, но Сталин откзался. Он жаждал увидеть финал. Все радиоточки мира громогласно обьявляли о триумфальной межпланетной победе социализма. Английский репродуктор, установленный тут же, голосом Левитана возвещал: " Великая Отечественная война , длившаяся три тысячи дней и три тысячи ночей, завершилась нашей победой! Сегодня, 24 июня, одна тысяча девятьсот пятьдесят первого года, в девять часов утра, фашистская Германия капитулировала! Слава советскому народу, слава непобедимой Красной Армии, слава товарищу Сталину!" И вот, финальный аккорд прозвучал. Лунное отделение генштаба передало секретную сводку, согласно которой, в лунном бункере "Вервольфхаузен" три часа назад, покончили жизнь самоубийстовом Адольф Гитлер, и его последняя любовница, Марлен Дитрих. Вместе с ними обнаружены обгорелые тела Бормана, Мюллера и Валленберга. Фамилия Дитрих заставила вождя улыбнуться. Приходился ли тот обер -лейтенант ей родственником? Наверное, нет. Ведь у артистов настоящие фамилии совсем другие. В Марлен была чопорная холодность, которая нравилась Сталину. Он хотел пригласить ее в свой кабинет, но самолет с актрисой , бежавшей из радиоактивного пекла испепеленного Гитлером Нью - Йорка, был перехвачен аргентинскими истребителями. Ракета, унесшая Дитрих к Луне, взлетела из аргентинской сельвы… Сталин продолжал улыбаться. Он твердо знал, что еще отобедает с Марлен. Дитц Дитрих, который летит на Марс в октябре, привезет ее. Ведь, как сказал недавно Дитцу Лаврентий, лейтенант Красной Армии Дитрих хочет увидеть живой свою Маргит… Очень хочет.
  
   Надорванная пачка папирос так и осталась нераспечатанной. Недопитый чай совсем остыл. Сталин ехал в Кремль и думал о Марсе, и еще о том, что лет через пятьдесят, когда американские прерии заселят казахи, или туркмены, или китайцы, или еще какие- нибудь азиаты, плодящиеся, как кролики, Сталин приедет туда, на просторы Нового света, выпьет марсианскую таблетку , продлевающую жизнь, и поднявшись на лифте, покажет Марлен из головы восстановленной статуи Свободы, просторы своего нового Советского государства. Наверное, это будет красиво.
  

© Федор Гайворонский, 2002



< Во всякую фигню. > < В Пуговички. >
< Рецензии в Библиотеке Свенельда >
< Ваш личный донос о вышеизложенном в ФБР >
< Хрюкнуть в КГБ >

TopList
last modified 16.06.02