SK
Агорафобия, как детская болезнь жанра "российская фантастика"


Посмотрев списки номинантов на премию "Русская фантастика" и не найдя там книжек, кои по моему скромному мнению, имеют прямое отношение к жанру, вышли в 2001 году и представляются мне весьма достойными, я задумался: "А почему бы это именно так, а не иначе?"

Подумал еще, поговрил с умными и не очень людьми (спасибо им всем) и решил - не пропадать же добру, дай я этот мыслительный процесс скомпоную в текст.

Вот так оно и вышло.

Сперва, правила игры - мы не будем снобствовать и выдвигать следующим весьма достойные тезы:

"Чтобы говорить о литературе и понимать жанры надо овладеть литературоведением во всей полноте, отличать герменевтику от катарсиса, ямб от хорея, и таки понять, что я - профессионал, а вы - нет."

или:

"Чтобы говорить о фантастике, надо прочитать не только учебник тартусского литературоведения, не только Дивова и Зайчика, но, хотя бы знать творчество Эллисона, Ле Гуин, Балларда…"

Это неконструктивно, понты - не наш метод разговора. Это способ унизить собеседника, а не доказать собственную точку зрения.

Будем придерживаться конкретики, песенку про то, что "крутыми могут быть только яйца" включим, как фон.

Мы даже не будем вспоминать колбасу по 2.20 и былое величие советской фантастики, якобы единственного свободного от соцреализма жанра, ибо совсем не хочется перечитывать то доброе и светлое, что дали нам Беляев и Палей, перейти к Казанцев и Ефремов, Немцов и Щербаков.

Соцреализм сам по себе был революциионным фантастическим приемом. Если кто не верит - пусть почитает его "классиков". Да, потом пришли Стругацкие, Абрам Терц, другие достойные писатели. Но советская фантастика в целом идеально вписывалась в партийную литературу.

Соответственно, за рамки официального литературоведения, политику которого определяла партия и правительство, выводилась литература. Достойное литературоведение у нас было такой же редкостью, как и достойная литература. Статья Бродского об одном стихотворении Цветаевой стоила всего советского партийного литературоведения скопом.

Что же до заявлений фантастика - не литература, оные характерны вовсе не только для советской или российской реальности. Вот хотя бы дискуссия в Локусеонлайн только-только имеющая место. Собственно, стенания, "фантастика лучче литературы, передовее" - тоже там, см. Бенфорда. Но чудака Бенфорда ставят на место свои же собратья по цеху, у нас какому-нибудь Шмалько внимают с уважением, увы.

Когда соцреализм в одночасье кончился - русские литераторы ой как стали нужны. Вернее, стала нужна литература, что находилась в загоне у советской власти - от Стругацких до Яна Флеминга. Ни о какой эпохе интервенции речи идти не может. Скорее это была эпоха, когда хотелось побыстрее наверстать упущенное, отнятое.

Затем ситуация выправилась, стали появляться свежие имена как отечественные, так и зарубежные. От Хаецкой до Бэнкса. Рынок насытился однодневками, в моду вошла "серьезная" литература - Крусанов, Сорокин и т.п. Вернее, рынок создал ниши для литературы разного рода. И слава Б-гу.

А теперь о позиционировании писателей. Вы будете смеяться, но оно не имеет для жанра никакого значения. Жанр, персонифицированный фэндомом (это мы - писатели, участники форумов, конференций, как бы критики и т.п.), увы не вырос из пеленок. Не стоит говорить о его кризисе. Стоит говорить об инфантильности. Инфантильности и агорафобии жанра, т.е. инфантильности и агорафобии его представителей ан масс. Именно об этом пишет Дивов о народном конкурсе фант. рассказа "Рваная грелка", это имела в виду Лиза Симпсон, обращаясь к грелочникам, "милые дети" и заявляя, что "демократия в литературе неизбежно ведет к пошлости" Именно агорафобия не позволяет включить в новые списки номинантов на жанровые премии Сорокина, Фрая, Липскерова и пр. пр. Именно поэтому премии получат лучшие из допущенных к голосованию - Лукьяненко, Зайчик, Дивов, Лазарчук, Дяченки, Зорич наконец… А жаль. Им бы не с Головачевым сражаться, а со взрослыми писателями. Планка снижается.

Глупые, по мнению болшинства россиян, американцы догадались и дали премию Хьюго создательнице Гарри Поттера. Оно, может, не самое серьезное и изысканное произведение прошлого года. Но оно - сказка, фантазия, фантастика, яркое событие в литературе. И плевали американские фантасты, американский фэндом на то, как себя позиционирует автор, они считались с реальностью и были правы. У нас фэндом боится реальности. Вот в чем кризис, а вовсе не в том, что нету новых достойных поизведений жанра.

Чем дольше жанр варится в собственном соку, тем привычнее лучшим его представителям оценивать качество собственной прозы по отношеню к произведениям Бушкова и Никитина.

Чем дольше фантастика будет воспринимать себя в пределах того концепта, который сама же привила массе, т.е концепта "литература для подростков", тем дольше она будет оставаться подобной литературой. Тем дольше идеалом для нее будет профессиональная штамповка имени Генри Лайона Олди, где "Мифы народов мира" и переложены на доступный детям язык, а не Желязны, сумевший создать собственный миф, не Фрай, превративший реальность в "Энциклопедию мифов".



© SK, 2002



< Во всякую фигню. > < В Пуговички. >
< Рецензии в Библиотеке Свенельда >
< Ваш личный донос о вышеизложенном в ФБР >
< Хрюкнуть в КГБ >

TopList
last modified 08.04.02