Рой Аксенов
Топор




"Я думаю, что некоторые вещи сплетаются неразрывно".



- Предижопие автора -

Я тут (не "тут", а "вообще тут") заметил, что бездарная компиляция бородатых анекдотов и прочего фольклору - дело всячески прибыльное, душе и телу приятное и рекомендуется минкультом; хорошо бы еще, конечно, для комплекту спиздить что-нибудь у, скажем, Горчева, конечности пообломать, всунуть внутрь, и сказать, что так и есть все. А, скажем, Горчева копытом по голени, чтоб не стоял тут и не висел, отвратный, и глазы свои не пучил, да. Так что я решил - быть беде.

А может ничего я и не заметил, и не решил.

Просто оно само из меня такое выродилось.

- Действующие лица -

ТОПОР, топорик, обыкновенный, туристический, топоренька, топорюшечко
АНТОН ПАВЛОВИЧ ЧЕХОВ, велруспис, интеллигентный такой, в бородке и очечках
КЛАРНИКС, студент театрального ВУЗа
БЫСЧЕНКО, тоже
ГЛАВВРАЧ, проф. Проебраженский
КОРРЕСПОНДЕНТ, журнализ с портфелем
ТОЛСТАЯ ЖЕНЩИНА, очень толстая
ПЕРВЫЙ ПАССАЖИР ЛИФТА, тоже
ВТОРОЙ ПАССАЖИР ЛИФТА, тоже, только наоборот
МИЛИЦАНЕР, отвсюду виден
САНИТАР СКОРОЙ ПОМОЩИ | два сапога пара
САНИТАР ИЗ ДУРДОМА |

- Эпизод I -

Зима, сугробы. Играет Наутилус Помпилиус, "Разлука". К воротам психбольницы подходит КОРРЕСПОНДЕНТ. Рядом с воротами - табличка "Insane Asylum". КОРРЕСПОНДЕНТ долго смотрит на табличку, затем распутывает ржавую цепь, связывающую створки решетчатых ворот, и заходит на территорию больницы. Музыка становится все тише и тише.

Обширный заснеженный парк. На некоторых ветках еще есть сухие листья. К КОРРЕСПОНДЕНТУ подбегает КЛАРНИКС, всячески изображающий из себя таксомотор - он издает губами звуки, подобные работе двигателя, крутит воображемый руль и переключает передачи. Колени его несколько согнуты, словно бы он сидит в водительском кресле.

КЛАРНИКС (залихватски, взмахивая руками): Садись! подвезу!

КОРРЕСПОНДЕНТ смотрит на КЛАРНИКСА со смешанным выражением непонимания и отвращения.

КОРРЕСПОНДЕНТ (вежливо): Благодарю вас, не стоит. Я дойду пешком.

КЛАРНИКС перестает юродствовать, встает нормально и достает из-за пазухи ТОПОР. ТОПОР тщатильно вычищен, надраен; его металлические поверхности ясно блестят даже в этот пасмурный зимний день.

КЛАРНИКС (холодни): Садись, я сказал. Зарублю.

КОРРЕСПОНДЕНТ в ужасе смотрит на КЛАРНИКСА, переводит взгляд на ТОПОР, затем обратно; потом с тщанием включается в пантомиму - он словно бы открывает дверцу машины, садится и берет портфель на колени.

КОРРЕСПОНДЕНТ и КЛАРНИКС некоторое время колесят по парку, затем приближаются к главному входу в здание больницы. КОРРЕСПОНДЕНТ, продолжая соблюдать все правила игры, вылезает из машины и идет к дверям.

КЛАРНИКС. Эй ты, стой! Деньги гони! Трешку!

КОРРЕСПОНДЕНТ возвращается и со вздохом расплачивается. Входит в здание.

В вестибюле темно и пыльно. КОРРЕСПОНДЕНТ осматривается и неуверенно направляется к главной лестнице. К счастью, кабинет ГЛАВВРАЧА оказывается неподалеку - на втором этаже прямо рядом с лестницей. КОРРЕСПОНДЕНТ входит.

В светлом кабинете, за письменным столом сидит ГЛАВВРАЧ. Он пишет и насвистывает что-то из "Аиды", - "Tu, Amonasro!.. Tu!.. Il Re!.." - вдруг негромко басит он. На столе лампа в зеленом абажуре. Она погашена.

КОРРЕСПОНДЕНТ. Добрый день. Мне назначено...

КОРЕРСПОНДЕНТ понимает двусмысленность фразы и поясняет.

КОРРЕСПОНДЕНТ. Я из журнала...

ГЛАВВРАЧ (вскидываясь): Да-да, как же, помню, понимаю... Вы присаживайтесь, присаживайтесь, бога ради!

КОРРЕСПОНДЕНТ садится на стул и принимает довольно вальяжную позу.

КОРРЕСПОНДЕНТ (недовольным тоном): Кстати, что же это у вас психи вольно по территории разгуливают? Люди могут пострадать.

ГЛАВВРАЧ (недоуменно): Да что вы, какие психи?

КОРРЕСПОНДЕНТ. Вот тут один меня в "такси" усадил...

ГЛАВВРАЧ (перебивает): Ах, это! Ну какие же это психи?.. Это студенты бегают, из общежития тут по соседству. Ха-ха! Подрабатывают, знаете ли!

КОРРЕСПОНДЕНТ. Боже, как глупо...

Пауза.

КОРРЕСПОНДЕНТ. Но... он был так... не знаю, как это сказать. Он был очень убедителен.

ГЛАВВРАЧ (рассеянно, потеряв интерес к теме): Театральный ВУЗ, что же вы хотите... да-с... Ну так о чем вы, собственно, желали побеседовать?

Длинный темный коридор с окном в конце. У окна виднеются силуэты ГЛАВВРАЧА и КОРРЕСПОНДЕНТА. Гулкая акустика коридора не позволяет различить о чем они говорят. Благодаря странным теням и отблескам в коридоре обильная жестикуляция собеседников также кажется невнятной, хотя и чрезвычайно экспансивной. Кадр задерживается ненадолго, секунд на десять-пятнадцать.

Вестибюль. КОРРЕСПОНДЕНТ и ГЛАВВРАЧ неспешно идут к выходу. ГЛАВВРАЧ сцепил ладони за спиной.

КОРРЕСПОНДЕНТ. Благодарю вас, Александр Иванович, вы мне очень, очень помогли.

ГЛАВВРАЧ. Ну что вы, какие мелочи, не составило для меня никакого труда. Буде понадобится вам еще консультация - заходите, пожалуйста, всегда вам будем рады.

КОРРЕСПОНДЕНТ. Обязательно! обязательно! Всенепременно!

КОРРЕСПОНДЕНТ выходит наружу. Там его уже поджидает таксист - КЛАРНИКС.

КЛАРНИКС (все с той же залихватскостью): Садись, мужик! Эх, прокачу!

КОРРЕСПОНДЕНТ смотрит на КЛАРНИКСА с недоумевающей брезгливостью.

КОРРЕСПОНДЕНТ (кривясь): Послушайте, милейший... Мне ГЛАВВРАЧ все превосходно объяснил, так что оставьте свои глупые шутки при себе... Моей трешницы вам хватит на портвейн, не будьте жадны.

КОРРЕСПОНДЕНТ проходит мимо КЛАРНИКСА и направляется в ведующую к воротам аллею. КЛАРНИКС смотрит ему в спину с детской обидой, лицо его искажается гримасой боли или ненависти. Он выхватывает из-за пазухи ТОПОР, в два прыжка догоняет КОРРЕСПОНДЕНТА и наносит тому удар по правой ключице. КОРРЕСПОНДЕНТ падает с криком раненой птицы. Из пореза на снег летит кровь. КОРРЕСПОНДЕНТ переворачивается на спину и пытается заслониться руками. КЛАРНИКС рубит его еще и еще, и долго потом терзает ТОПОРОМ мертвое тело. За последним ударом он откидывается назад, колени присогнуты, голова задрана, он выглядит смертельно усталым. КЛАРНИКС отбрасывает - недалеко - ТОПОР. Старческим шагом подходит к невысокому забору и неожиданно ловко через него перескакивает.

Свет медленно гаснет.

- Эпизод II -

Грязная комната в общежитии театрального ВУЗа. На полу валяются КЛАРНИКС и БЫСЧЕНКО. Им муторно жить. На старом столе лежит ТОПОР. Единственный солнечный луч упирается в его лезвие.

БЫСЧЕНКО. Хватит уже.

КЛАРНИКС (отчужденно): Да...

БЫСЧЕНКО встает.

БЫСЧЕНКО. Надо что-нибудь изобразить.

КЛАРНИКС медленно приподнимается на локтях.

КЛАРНИКС. Изобразить? изобразить - это правильно. Давай изобразим... страх и отвращение.

БЫСЧЕНКО смотрит на КЛАРНИКСА с любопытством. КЛАРНИКС вскакивает и хватает со стола ТОПОР. Выражение лица БЫСЧЕНКО неуловимо меняется.

Вид на улицу через грязное окно. Проезжает машина скорой помощи. Слышны удары острым по дереву.

Снова комната. На полу лежит рубашка КЛАРНИКСА, под которой что-то горбится. В горбящуюся деталь конструкции глубоко вонзен ТОПОР. БЫСЧЕНКО поливает это сооружение томатным соком из пакета. КЛАРНИКС аккуратно подбирает рубаху с пола и натягивает ее на себя. Пока он застегивает пуговицы, БЫСЧЕНКО возится у него за спиной, прилаживая получше ТОПОР. КЛАРНИКС пытается заглянуть назад через плечо.

КЛАРНИКС. Ну?

БЫСЧЕНКО. Блеск! Так... ну... Сойдет, угу. Сойдет. С пивом - вполне. Угу.

КЛАРНИКС открывает дверцу неустойчивого шкафа в углу комнаты и рассматривает свой отраженный профиль.


КЛАРНИКС. Отлично!
Темный пустой коридор. По левую руку лифты. У лифтов стоит ТОЛСТАЯ ЖЕНЩИНА. По коридору приближается КЛАРНИКС с ТОПОРОМ в спине.

КЛАРНИКС (подходя к лифту): Вам на какой этаж?

ТОЛСТАЯ ЖЕНЩИНА косится на него.

ТОЛСТАЯ ЖЕНЩИНА. На первый. Из вас в спине ТОПОР торчит, молодой человек.

КЛАРНИКС. Что вы говорите? Не может быть!

КЛАРНИКС пытается ощупать торчащий из спины ТОПОР.

КЛАРНИКС (душевно): Да, действительно... Спасибо вам большое! Кто бы мог подумать.

КЛАРНИКС закатывает глаза и искусно изображает падение в обморок. Приходит лифт. ТОЛСТАЯ ЖЕНЩИНА входит в него, не обращая внимания на пытающихся выйти ПЕРВОГО ПАССАЖИРА ЛИФТА и ВТОРОГО ПАССАЖИРА ЛИФТА.

ВТОРОЙ ПАССАЖИР ЛИФТА (ПЕРВОМУ): Ах, оставьте!..

Протискиваются мимо ТОЛСТОЙ ЖЕНЩИНЫ, которая почти что загородила двери. ВТОРОЙ ПАССАЖИР, тощий, выбирается без особых потерь, проходит по телу КЛАРНИКСА. КЛАРНИКС конвульсивно дергается. ВТОРОЙ ПАССАЖИР ЛИФТА нетерпеливо оборачивается к ПЕРВОМУ, и, притопывая ногой, ждет, когда ПЕРВЫЙ пробьет себе дорогу. ПЕРВЫЙ ПАССАЖИР ЛИФТА с пыхтением вырывается на волю и становится на КЛАРНИКСА. КЛАРНИКС судорожно пытается выкарабкаться из-под этой туши.
ПЕРВЫЙ ПАССАЖИР ЛИФТА (возмущенно): Нет, вы посмотрите-ка! трупы на дороге валяются, будто так и надо! Надо кликнуть городового! Вот при Павле Первом...

ВТОРОЙ ПАССАЖИР ЛИФТА (гримасничая): Ах, оставьте!..

ПЕРВЫЙ И ВТОРОЙ ПАССАЖИРЫ идут на камеру, обходят ее с разных сторон и пропадают из поля зрения. Какое-то время еще слышно бубненье ПЕРВОГО и возгласы "Ах, оставьте!" ВТОРОГО. КЛАРНИКС со стоном поднимается и шаркающей походкой идет по коридору, к окну.

Вид из окна на подъезд. Четким строевым шагом, горланя что-то во всю глотку, в здание общежития входит МИЛИЦАНЕР. Следом за ним подъезжает скорая помощь, из которой выбираются САНИТАРЫ - СКОРОЙ ПОМОЩИ и ИЗ ДУРДОМА. Они останавливаются у машины. САНИТАР СКОРОЙ ПОМОЩИ беззвучно кричит на САНИТАРА ИЗ ДУРДОМА и машет руками. САНИТАР ИЗ ДУРДОМА терпеливо слушает. Затем достает свинчатку и оглушает САНИТАРА СКОРОЙ ПОМОЩИ.

Коридор. Топот шагов, сопровождаемый мощным эхо, не удаляющийся, не приближающийся, словно бы кто-то бежит на месте.

Комната БЫСЧЕНКО и КЛАРНИКСА. Дверь распахивается, вбегает КЛАРНИКС. БЫСЧЕНКО смотрит на него с любопытством. КЛАРНИКС поворачивается к нему спиной. Дыхание КЛАРНИКСА сбито.

КЛАРНИКС. Быстро... Петька... мгновенно. Доставай. Мент. Там.

БЫСЧЕНКО подходит, упирается ногой в спину КЛАРНИКСА и с усилием выдергивает ТОПОР. КЛАРНИКС вскрикивает. На лице его недоумение. Изо рта у него выплескиваются брызги крови. Он вытирает рот ладонью, оборачивается к БЫСЧЕНКО и падает вперед, на шкаф. Ударяется головой об угол; шкаф теряет равновесие и с грохотом валится на ошалевшего БЫСЧЕНКО. Из под шкафа видны только левая рука и нога. Они подергиваются.

В комнату входит САНИТАР ИЗ ДУРДОМА.

САНИТАР ИЗ ДУРДОМА. Шутники, твою в бога...

Трогает носком ботинка фрагмент БЫСЧЕНКО. Наклоняется и заглядывает в мертвое лицо КЛАРНИКСА. Слизывает кровь с его губ. Свет гаснет.

- Эпизод III -

По коридору... быть может, это тот же коридор, который был показан уже столько раз. По коридору с хохотом бежит БЫСЧЕНКО. В руке его окровавленный ТОПОР. Его останавливает САНИТАР ИЗ ДУРДОМА.

САНИТАР ИЗ ДУРДОМА (равнодушно): Почему это у тебя, Бысченко, ТОПОР весь в крови?

БЫСЧЕНКО (невинно присмеиваясь): Это потому, Владлен Георгиевич, что я шутку сшутил! КЛАРНИКС просыпается, а голова-то его - в тумбочке!

САНИТАР ИЗ ДУРДОМА кивает. По коридору приближается ГЛАВВРАЧ.

Палата. На окровавленной постели лежит безголовое тело. В открытой тумбочке виднеется голова КЛАРНИКСА. Она спит, приоткрыв рот и похрапывая. Зевает, открывает глаза; тело на кровати садистся и пытается протереть глаза, но не может нащупать головы.

КЛАРНИКС (из тумбочки): Оа... Что со мной? Что происходит?! Где я?!

Обезглавленное тело ощупывает постель рядом с собой, голова в тумбочке дико вращает глазами и пускает пузыри.

КЛАРНИКС (из тумбочки): Помогите! Что со мной случилось?! Спасите меня!

Обезглавленное тело добирается до отворенной тумбочки, ощупывает ее, забирается внутрь и нащупывает свою голову.

ГОЛОВА КЛАРНИКСА. Что это?! Что это такое?! Бог мой!!! ЭТО ЖЕ МОЯ ГОЛОВА!!!

КЛАРНИКС хватает свою голову за волосы и выбегает в коридор. Болтающаяся голова продолжает кричать.

ГОЛОВА КЛАРНИКСА (громоподобно): ПЕТЬКА! ТЫ ЗАЧЕМ МНЕ ГОЛОВУ ОТРЕЗАЛ?!

КЛАРНИКС с головой подбегает к троице в коридоре все с теми же воплями. БЫСЧЕНКО тушуется пред лицом ГЛАВВРАЧА. Ему вовсе не стыдно за свою выходку, но он понимает, что ГЛАВВРАЧ может иметь собственное, отличное мнение по этому поводу. ГЛАВВРАЧ, однако, негромко рукоплещет и интеллигентно смеется.

ГЛАВВРАЧ. Ах-ха-ха! Как остроумно! Прелестно, Петр Ильич, вы просто молодец! И как вам только это пришло в голову?!

БЫСЧЕНКО. Да! Воображение живое! Ведь правда, здорово получилось?!

Туловище КЛАРНИКСА кидает голову - принявшую зверское выражение лица - в БЫСЧЕНКО. Тот пытается увернуться, но голова КЛАРНИКСА попадает ему точно в лоб, отскакивает и катится по полу, невнятно крича. БЫСЧЕНКО теряет равновесие и со шлепком садится на пол. Глаза его округлены. Он готов заплакать.

БЫСЧЕНКО (обиженно): Что же это?.. ведь нету нигде никакого закона чтобы головами кидаться! Уж я тебя!

ГЛАВВРАЧ хохочет.

ГЛАВВРАЧ. Шика... шика-арно!..

Тело КЛАРНИКСА слепо шарит по полу в поисках головы, но вскочивший БЫСЧЕНКО подбегает и точным ударом внутренней стороной стопы отправляет голову в окно. Звон стекла. Приглушенные головиные вопли с улицы. Обозленное тело поднимается с четверенек, издает хищное бульканье обрубком шеи и бросается на БЫСЧЕНКО. Душит. БЫСЧЕНКО хрипит и рвет кровавые куски из шеи врага.

ГЛАВВРАЧ катается по полу, постанывает и дрыгает ногами. САНИТАР ИЗ ДУРДОМА достает свинчатку, оглушает ГЛАВВРАЧА, БЫСЧЕНКО, затем хватает за шиворот да за копчик тело КЛАРНИКСА и выбрасывает его в окно. Подбирает с пола оброненный БЫСЧЕНКО ТОПОР, вытирает его о полу белого халата и внимательно рассматривает.

САНИТАР ИЗ ДУРДОМА (вкрадчивый голос за кадром): Ай, какая вещица... Надо Антон Палычу отнести, пусть порадуется старик.

Сует ТОПОР за пазуху, уходит. Свет гаснет.

- Интерлюдия -

Вид на фасад больницы. На крыше - силуэт старухи, оседлавшей метлу. Старуха разбегается, прыгает с крыши, пролетает пять или шесть метров; входит в штопор и с отвратительным шлепком падает за забор. Из-за забора вылетает клуб огня и дыма. За этой сценой наблюдает стоящий в парке ГЛАВВРАЧ. На лбу его огромная шишка.

ГЛАВВРАЧ (сухая констатация факта): Разбилась, старая. Годы...

ГЛАВВРАЧ закуривает. Свет гаснет, остается только огонек сигареты, плавно превращающийся в лампу под зеленым абажуром из финала.

- Финал -

Темный кабинет. За письменным столом сидит АНТОН ПАВЛОВИЧ ЧЕХОВ. На столе - стопка бумаги, письменный прибор, лампа в зеленом абажуре. ТОПОР висит на стене, на гвоздике. Он весь порыт кровавой ржавчиной. АНТОН ПАВЛОВИЧ задумчив. Тикают часы. Внезапно АНТОН ПАВЛОВИЧ слегка наклоняется вперед и начинает писать.

АНТОН ПАВЛОВИЧ ЧЕХОВ (голос за кадром): Если в первом акте на стене висит ТОПОР, то...

Одновременно с этими словами ТОПОР самостоятельно снимается с гвоздика и подлетает сзади к АНТОНУ ПАВЛОВИЧУ. Тот его не замечает. На слове "то" ТОПОР бьет АНТОНА ПАВЛОВИЧА по голове. ЧЕХОВ мешком валится во тьму под столом, туда же ныряет за ним ТОПОР. Из-под стола летят рубящие звуки и кровавые брызги. Затемнение.

ТИТР: ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Большая палата. На койках - дурачащийся КЛАРНИКС, замерший в каталепсии БЫСЧЕНКО, КОРРЕСПОНДЕНТ, пускающий ртом мыльные пузыри. В торце, перед окном, стоит письменный стол с лампой в зеленом абажуре и стопкой бумаги. АНТОН ПАВЛОВИЧ ЧЕХОВ пишет.

АНТОН ПАВЛОВИЧ ЧЕХОВ (голос за кадром, становящийся тише и тише): То в последнем... то... то в последнем акте... то в последнем...

Камера отодвигается с ускорением - сначала медленно, затем все быстрее и быстрее. Палата видится длинной, многометровой, заставленной вдоль стен в два ряда десятками и сотнями коек. На одной из коек - ГЛАВВРАЧ. Он курит. Он невозмутим.

Свет гаснет.

ТИТРЫ. Играет Nick Cave & The Bad Seeds "The Curse of Millhaven".

КОНЕЦ ФИЛЬМА


© Рой Аксенов, 2002



< Во всякую фигню. > < В Пуговички. >
< Рецензии в Библиотеке Свенельда >
< Ваш личный донос о вышеизложенном в ФБР >
< Хрюкнуть в КГБ >

TopList
last modified 12.08.02